Вступительное слово увлечённого автора
27.01.2018

Вместо предисловия

О ЧЁМ ЭТА КНИГА

Это сборник материалов о земледелии, которое не истощает, а  восстанавливает плодородие почв. Его называют натуральным, восстановительным, адаптивным, органическим. За ним – будущее. Именно здесь обнаруживаются высочайшие достижения растениеводства.

Во-первых, в книге собран известный мне опыт легендарных полеводов природного направления. Взяв за эталон продуктивности естественные почвы, они упростили свой труд и увеличили урожаи — иногда в несколько раз против принятых. Они показали, как можно выращивать культурные растения без борьбы и проблем. Они доказали, что культура растений может и должна повышать, а не снижать плодородие почв.  Их опыт я считаю самым важным для земледелия планеты, потому что другие методы земледелия продолжают дорожать пропорционально истощению используемых земель.

Во-вторых, здесь представлена классика нашей пахотной науки. Она  даёт массу ценных данных о продуктивной пахотной культуре. Одновремено, как мне кажется, она показывает, насколько сложнее и рискованнее пахать землю, чем просто использовать её.

Сравнение этих двух направлений даёт возможность составить свою собственную точку зрения и выбрать путь, более приемлемый для своих условий.

Традиционная земледельческая наука основывает свои выводы на весьма среднем результате. Но средний результат – следствие ошибок. Чтобы  понять реальную природу плодородия и урожайности растений, нужно изучать высшие достижения – успех в земледелии.

 ТОЧНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ УСПЕХА

В «Умном саде, -огороде и -винограднике» я прежде всего пытался донести идею Успеха. Оказалось, что надёжное, самоопределённое, не зависящее от чужой воли счастье существует! Это Высокий Результат и Рост Показателей. Это то, что реально увеличивает нашу свободу.  Это и есть Успех.

Одно из определений успеха: это способность намного улучшить свой результат, не увеличивая затраты. Вывелась даже формула успеха для земледелия. Если эффективность участка = количеству-качеству ценного продукта с единицы площади земли,  то успешность земледелия = эффективности участка, делённой на затраты труда, времени  и средств. Под ценным продуктом можно понимать и урожай, и удовольствие от отдыха или разведения цветов. Посему успешность жизни на земле – вещь субъективная, для каждого своя. Кто-то посадил цветы и только газон косит раз в месяц. Кто-то с сотки тонну овощей получает. А кто-то – 10 тонн зерна с гектара. Если все они счастливы, и их затраты окупаются достаточной свободой — их успешность одинаково высока. И тогда «лентяй» купит овощи у овощевода, хлеб – у хлебороба, а те придут к нему любоваться цветами и отдыхать.

В конечном счёте, успех — это способность улучшать свою жизнь своими силами. Естественно, нельзя улучшить свою жизнь, не улучшая жизнь вокруг себя. Не улучшишь ни того, ни другого, если нет чёткого  намерения и плохо видна цель. А цель и намерение не возникают, если зависишь от чужих мнений или живёшь за чужой счёт. Успех может быть слишком непохож на то, к чему привыкли, и требует определённой внутренней независимости.

Важно, что успех — это состояние ума, которому можно научиться.

В любом деле – растениеводстве, животноводстве, здравоохранении, педагогике, психологии отношений и т.д. – есть люди, улучшившие традиционный результат почти на порядок. Значит, наша общая успешность – примерно 10%. Мы принимаем это за норму, и часто ломаем голову: ну отчего в жизни так мало радости?.. Мои первые книги – попытка показать, что дача может быть более радостным местом, если начать думать результатом. И вот теперь появилась возможность показать, как выглядит успех в земледелии.

ЧТО НУЖНО ИМЕТЬ В ВИДУ, ЧИТАЯ ЭТУ КНИГУ

1. Не вырастив ни центнера хлеба, имею ли я право касаться темы полеводства? Я исхожу из четырёх фактов.

А. Традиционно-интенсивное земледелие и его наука зашли в тупик и не в состоянии улучшить дело. Этот путь привёл к деградации почв. Урожаи в мире перестали расти ещё 40 лет назад. Тем не менее, рекомендации учёных и политика руководящих органов остаются целиком в этом русле.

Б. Среди наших фермеров многие реально заинтересованы повысить эффективность своих полей. Но традиционная система не даёт альтернативных выходов, так как ей нужны заложники.

В. Есть земледельцы, которые получали и получают урожаи намного выше обычных, обходясь при этом без дорогих и трудоёмких операций.  Думаю, это должно быть известно всем желающим.

Г. Ко мне попали эти материалы, и я могу сделать их более читабельными и доступными для всех.

Посему — слава Богу и спасибо издателям за возможность обнародовать  опыт и мысли умных земледельцев.

Эта книга — отнюдь не руководство. Это просто сборник успешного опыта с попыткой авторского исследования. Использовать ли эту информацию, и как, решать вам самим. Но если мне придёт хоть одно письмо о том, что книга реально помогла, я буду знать, что имел на её публикацию столько же прав, как и весь агропромышленный комплекс!

2. Сначала я просто хотел опубликовать забытые труды разумных земледельцев.  Но когда материала стало слишком много, мне пришлось изобрести новый жанр – пересказ-конспект. То есть книгу я пересказываю чужую, но «своими глазами». Посему вопрос о том, автор ли я, или составитель сборника, потерял смысл ввиду невозможности на него ответить.

Книга как-то естественно поделилась на две части. Первая часть – весьма простое и радостное чтиво о достижениях натурального земледелия. Вторая – вдумчивое и детальное разгрызание нашей земледельческой классики. Чистосердечно предупреждаю: обе части цены одинаково. Первая полезнее для консерваторов – она их немного взбодрит; вторая остудит ребячий пыл новаторов, что им также полезно. И тем, и другим необходимы обе точки зрения, чтобы составить свою – третью. Однако  вы наверняка обнаружите, что у земледельцев-натуралистов (назовём их так!) всё намного проще, мудрее и надёжнее. Они — более свободные люди. И лично я хочу жить с ними.

3. Теперь расскажу, как на духу, в чём состояла работа над книгой.

В оригинале авторские тексты слишком сложны и научны, или излишне многословны и обширны, что делает их, при всей их огромной ценности,  практически нечитабельными для большинства людей. Без радикальной  литературной обработки было не обойтись. Посему, даже авторские тексты в книге — не точный оригинал, а вариант литературной правки, более удобочитаемый с моей точки зрения. При этом сделано следующее:

А. Выделено то, на что я хочу обратить внимание читателя. Курсивом – мои пояснения, комментарии и прояснения слов;  жирно – всё, что хочу акцентировать: главные детали, выводы и обобщения, законы и правила.

Б. Из полного текста трудов удалены части, не относящиеся к нашей теме (ибо нельзя объять необъятного), отвлечения, некоторые повторы или побочная информация. Если кому-то это важно, прошу их обратиться к оригиналам.

В. Кое-где сокращены или упрощены длинные или слишком витиеватые фразы, но смысл их при этом не изменён, а только точнее определён, за что я беру полную ответственность.

Г. Для облегчения восприятия сплошной текст кое-где разбит на главки.

Д. Старинные единицы мер, устаревшие слова и выражения переведены на современный лад там, где это явно мешает восприятию смысла.

Е. Некоторые книги пришлось попросту пересказать своими словами, оставив самое важное и ценное в виде цитат. При этом я не привносил эмоций «в свою пользу» и даже старался сохранить стиль автора.

Ж. Каюсь: избавить читателя от своего присутствия не смог. Во всех текстах, и особенно в трудах классиков пахоты, я присутствую в качестве «ведущего передачи»: сижу за столиком с краю сцены и иногда задаю какой-нибудь вопрос, что-нибудь напоминаю или пытаюсь в чём-то разобраться. Понимаю, что это бестактно, посему все эти комментарии опускаю на дно странички в виде сносок: хотите – сразу читайте, хотите – потом. А можно вообще не читать. Мысль, возбудившая желание вмешаться, подчёркнута и помечена цифрой сноски.

4. Авторские тексты имеют особенности, на которые я прошу вас настроиться заранее.

Овсинский пишет довольно понятно и искренне. Желая лучше объяснить читателю плюсы своей системы, он часто повторяет одни и те же мысли и выводы, но каждый раз под другим углом зрения. Давайте считать это достоинством текста: «повторение – мать учения». Труд Овсинского почти не сокращён: я решил, что его дух и настрой не менее важны, чем наука.

Фукуока спокоен, конкретен и мудр. Могут показаться непривычными его философские мысли. Я старался высказать их своим языком. От этого они утратили изящество, но стали понятнее. Большая часть текста – авторские цитаты. Все главы сохранены, но стали вдвое-втрое лаконичнее.

Фолкнер – практик. Он понятен и корректен, но большую часть его текста составляют его философские рассуждения, почти бытовые подробности проведения разных опытов и детали жизни фермеров. Кроме того, перевод текста, на мой взгляд, слишком дословен. Я пересказал его, сохранив все опубликованные главы и стиль авторского текста.

Мальцев – тоже практик, и так же прост для понимания. Его практические рассуждения я привожу очень близко к тексту. Но главы, не относящиеся к полеводству, а также хорошие чувства по поводу социализма, классиков марксизма и задач колхозников я счёл лишними для этой книги.

Аллен написал, по сути, корректный научный отчёт.  Я просто взял из него главные цифры и факты.

Докучаев – это «земледельческий Вернадский», учёный-классик,  понимающий природу во всей полноте. Он корректен и глубок; каждая его фраза содержит столько пояснений и подробностей, что её невозможно толковать двояко, однако две-три таких фразы – и нетренированный ум устаёт вычленять суть. Пришлось повысить его лаконизм вдвое. Его единственная статья призвана показать уровень тогдашней науки.

Костычев пишет честно, тактично и так же скрупулёзно. Текст лаконизирован раза в полтора. Но не могу сказать, что это простое чтение: по сути, за четыре лекции изложена вся теория чернозёмов, и данных очень много.

Тимирязев смел, глубок, остроумен и популярен, но местами слишком углубляется в научные подробности — они сокращены в пользу главного смысла.

Тулайков подробен и честен, как Костычев, но совершенно холоден и трезв. Я просто выбрал ряд его важных аргументов и точно пересказал их.

Наконец, Вильямс – самое непростое чтиво. Это гениальный учёный, но тенденциозный и резкий руководитель своей научной школы.  Дотошный и категоричный борец за поднятие сельского хозяйства, ведущий свою полемику исключительно на языке коллег-академиков. Пришлось попотеть над обработкой текста. Всё явно политическое, а также лишнее и одинаковое удалено. Негодующих и язвительных реплик оставлены крохи. Текст стал втрое лаконичнее оригинала. Надеюсь, сейчас он  вполне понятен — но из-за обилия информации отнюдь не прост.

5. Не устану повторять: если вы потеряли интерес, упустили смысл, стали засыпать или разозлились, почувствовали себя не в своей тарелке и решили больше не читать, единственная причина этого – одно пропущенное слово. Вы его не поняли или истолковали неверно. После него в памяти остаётся пустая полоса. Кроме того, непонятое слово приводит к непониманию ещё нескольких слов. Результат – вы решаете, что это вам не нужно, или что автор издевается над вами, и задвигаете книгу с глаз долой. Обычно я стараюсь обходиться без  незнакомых слов и двойных толкований, а все специфические слова выношу в толковый словарик. Но сейчас, учитывая обилие авторского текста разных учёных, буду прояснять слова прямо по ходу текстакурсивом, помещая сноски в скобки. Не красиво, зато в словарь лезть не надо. Сначала изучите сноску, а потом пробегите всю фразу сначала, как бы не заметив курсива. Тогда сноски не будут раздражать.

6. Долго ломал голову, в каком порядке расположить материал. И решил: пусть сначала идёт практика, а потом – наука. Легендарный труд Овсинского открывает сборник. Тут надо захлопнуть книгу на пару дней – пусть уляжется. А когда уляжется, легко пойдёт Фолкнер, Фукуока, Мальцев, Аллен, и опыт полеводов, идущих в том же направлении.  Тут опять надо отвлечься на недельку. После этого можно грызть классику, иногда напоминая себе, что самое важное – сравнить обе части книги.

Закончив книгу, забудьте о ней на месяц. Потом прочтите книгу ещё пару раз, и снова отдохните. Я вот читаю её в пятый раз, и до сих пор всего не усвоил!

А когда полностью разберётесь, попытайтесь наложить то, что осело, на ваш личный опыт, и всё это обобщить. Вот эти выводы – какими бы они не были — очень ценны для меня. Если вы поделитесь ими, а так же другой известной вам информацией, я буду очень вам благодарен.

7. Упаси вас Бог принимать всё прочитанное на веру. Никогда условия одного опыта не повторяются в другом опыте. На растения влияют сотни, тысячи меняющихся факторов. На ваших полях они – только ваши, и вам предстоит к ним приспособиться самостоятельно. Любая книга – это только возможность понять, но учиться делать всегда приходится самому. Таков главный закон успеха. Даже в обучении простому делу не будет результата, если нет тренировочных упражнений. Пробуйте понемногу, наблюдайте и, пожалуйста, пытайтесь понять, что происходит. И пусть не обойдут вас открытия и новости.

Приятного вам чтения!

Комментарии закрыты.