Грибки и дождь
13.02.2018
Древесная косметология и хирургия
13.02.2018

Где вы, устойчивые сорта?

Раздел книги Умный сад

Каждый год каталоги радуют нас сортами, устойчивыми буквально ко всем болезням. Это – теория. Но растения продолжают дружно болеть – это действительность. Почему? Во-первых, устойчивость свою сорта проявляют только при высокой агротехнике – такой, как в теплицах, где их выводили. Во-вторых, даже у солидных торговых фирм доля брака в семенах, как правило, не бывает ниже 60%.

Почему? Ну, с одной стороны, настоящие семена ценных гибридов и сортов слишком дороги – мы их просто не купим. К тому же, их нужно жестко калибровать, что вполовину уменьшает их количество. Хранить, опять же, в специальных условиях – дело трудное. А с другой стороны, мы приучены к тому, что если ты что-то оплатил, то вовсе не факт, что получишь то, что хотел. Видя, что в половине случаев нас надувают, мы все равно продолжаем покупать, бережно храня надежду на удачу и милосердие к горемыкам-обманщикам. Эта наша душевность заставляет торговцев продолжать бизнес в том же духе. В-третьих, многие устойчивые сорта остаются таковыми ненадолго: через три-четыре года появляются разновидности болезней, справляющихся и с ними. Тем более, что, попадая, например, из «солнечной» Голландии в наш «пасмурный» край, интеллигентные сорта сильно переживают и нервничают, что снижает их устойчивость еще больше.

Чтобы получить заметное увеличение устойчивости, нужно привнести в растение гены совершенно устойчивых видов. Чаще всего это дикие виды. Они бывают абсолютно устойчивы к некоторым болезням и ко многим климатическим факторам, но, как правило, плоды их почти несъедобны. Приходится делать сотни скрещиваний, а потом отбирать нужные деревья из тысяч саженцев. А чтобы достать пыльцу нужных видов, надо ухитриться слетать в нужную точку планеты в нужный момент. Это делает такую отдаленную гибридизацию почти невозможным делом: дорого. Мичурин поступал именно так и заложил генетическую базу для дальнейшей селекционной работы. С тех пор в основном скрещивают уже имеющиеся сорта. С дикими видами работают лишь энтузиасты некоторых региональных опытных станций. Такая генетическая «узость» вкупе с избытком удобрений и ядов приводит к постепенному снижению устойчивости, что мы и видим: сейчас почти нет пород, которые не страдали бы от целого комплекса болезней. Если яблони и груши болеют в основном паршой и еще выглядят достаточно живыми, то персики, абрикосы, многие сливы и вишни можно считать вымирающими породами на Кубани.

Изменить эту ситуацию попытался Юрий Игнатович Трощей. Его сад на окраине Васюринской, возможно, представляет для плодоводства Кубани ценность большую, чем многие плантации наших питомников. Трощей не просто разработал новую, удобную и безопасную систему садоводства, отдельные элементы которой я уже упоминал. Он проделал сложную селекционную работу: скрестил семь лучших районированных сортов с шестью дикими, в том числе горными видами яблони. Не рассказать о его работе в нашей ситуации было бы нечестно.

Интересно уже то, что его сад заложен на метровом слое глины. Юрий Игнатович завез ее из карьера. Три года сеял люцерну и другие травы. Сейчас деревья мощно растут и чувствуют себя прекрасно.

Для работы Трощей взял Розмарин, Грушовку Верненскую, Апорт Александр, Кроваво-красный апорт, Апорт Гареева, Зимнее красное киргизов, Рашида зимнюю.

Пыльца была взята у выбранной формы низкорослой лесной яблони, яблони сливолистной, яблони Недзвецкого, яблони Сиверса, киргизской и гималайской яблонь.

Десять лет Трощей наблюдал и выбраковывал. В результате осталось семь гибридов. Все они показали исключительную устойчивость к болезням: находясь среди деревьев с признаками парши, манилиоза, мучнистых рос и других болезней (ядов Трощей не применяет никогда), они многие годы оставались чистыми и здоровыми. Кроме того, они исключительно выносливы к скачкам климата, и плоды их отлично хранятся. Конечно, и сами плоды достойны высшей оценки. Поражает и вид самих деревьев: листья – в ладонь, глянцевые, побеги гибкие, мощные. Свои гибриды Юрий Игнатович назвал траши. Вот их характеристика:

Траши-1. Розмарин х Белый налив с низкорослой лесной. Сверхранний, белые плоды по 100–120 г, равномерно покрывают всю древесину. Крона разлатая, ветви отходят под углом 60о. Склонен к перегрузу урожаем. Плодить начинает с 4-х лет. Не переносит близости грунтовых вод.

ТРАШИ-2. Кроваво-красный апорт с лесной низкорослой. Ранний, плоды изумительной красоты, красные с белыми подкожными точками, по 150–160 г. Крона также плоская, лист очень крупный. Морозостоек и жаростоек.

ТРАШИ-3. Апорт Александр с дикой яблоней киргизов. Среднеспелый, плоды плоские, белые с розоватыми полосками, огромные, до 300 г. Крона широко-пониклая, ветки отходят почти под прямым углом. Плодоносит с 4-го года.

ТРАШИ-4. Апорт Гареева с яблоней Недзвецкого. Созревает в сентябре, плоды белые с красными полосами, по 300–350 г, очень красивы. Крона широко-пониклая, лист огромный (170 на 120 мм), глянцевый. Плодоносит с 4-го года.

ТРАШИ-5. Грушовка Верненская с яблоней сливолистной. Средне-поздний, плоды по 130 г, вишневые с розовыми точками, очень красивы и ароматны. Крона широко-пониклая, лист небольшой. Плодоносит с 5-го года.

ТРАШИ-6. Зимняя киргизов с яблоней Сиверса. Поздний. Плоды по 170 г, снежно-белые с желтым бочком, очень вкусны и красивы. Дерево плакучее (ветки отходят под углом 100–105°), исключительно неприхотливо и устойчиво, лист крупный, вытянутый в длину. Плодит с 4-го года.

ТРАШИ-7. Рашида зимняя с гималайской. Зимний гибрид, плоды хранятся до следующего урожая. Желтовато-зеленые, с карминным бочком, конические, по 150–180 г, исключительного вкуса, с ароматом персика. Лист очень вытянутый, крона широкораскидистая. Заплодоносил в возрасте 3-х лет. Высочайшая побегообразовательная способность.

ВНИМАНИЕ ПИТОМНИКОВ и ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ САЖЕНЦЕВ! Юрий Игнатович готов предоставить черенки своих гибридов для размножения и дальнейшей селекционной работы. Однако деревья еще невелики, и рассчитывать на получение материала могут пока только самые серьезные партнеры.

Комментарии закрыты.