Безотвальное земледелие Терентия Мальцева
27.01.2018
Результаты исследований Шадринской опытной станции
27.01.2018

Основные пути повышения плодородия почвы

«Новые земли обычно более плодородны, чем старопахотные, особенно в первые годы после их освоения.

Значит, пока растения на целинной или залежной земле росли сами по себе, когда почву не пахали, она не обеднялась, а обогащалась. Стоило эти участки распахать и начать возделывать культурные растения, как… плодородие начинало заметно убывать.

Агрономическая наука долго объясняла это тем, что на залежах растут многолетние травы, а после распашки – однолетние. Многолетние растения могут создавать и восстанавливать плодородие, а однолетние только разрушают его. Подтверждением тому служили травопольные севообороты… Многолетние травы за относительно короткий срок действительно заметно увеличивают плодородие. Этот факт неоспорим, и мы не собираемся возражать.

 «…Но поскольку наука была убеждена в неспособности однолетних растений повышать плодородие, она и не могла предложить ничего другого, как только травопольные* севообороты». (Травопольные – когда многолетние травы занимают 2-3 года из 9-10 лет, чтобы восстанавливать плодородие и обеспечивать животных кормами. Рассматриваются далее в трудах В.Р. Вильямса.)

Специальные наблюдения показали, что положительное действие многолетних трав проявляется только 1-2 года. Значит, возвращаясь на своё место только через 6-8 лет, они не могут ни приостановить падение плодородия, ни тем более увеличить его. Почему же именно однолетники считаются разрушителями плодородия?..

«Все растения, как однолетние, так и многолетние, состоят из одинаковых веществ, которые могут превращаться в перегной. Дело только в условиях, в которых разлагаются корневые и пожнивные остатки этих культур. А они совершенно разные».

Многолетники растут несколько лет, и почва не пашется. Корни разлагаются в плотном слое, воздуха мало, и постоянно прикреплены к частицам почвы. Под однолетниками почва пашется, воздуха много, частицы почвы смещаются, перетираются, и органика сбрасывается на дно борозды.

«Если бы остатки однолетних растений разлагались бы несколько лет тоже без вспашки в уплотнённом верхнем слое, то и они увеличивали бы её плодородие. Получается, что без участия человека растения улучшают почву, а при его вмешательстве – разрушают». 

 Если учитывать законы природы при обработке почвы, растения могут кормить и нас, и почву – они создают всего с избытком. И однолетние, и многолетние. Знака равенства между ними ставить не следует – надо это детально изучить. Но если признать, что все растения – многолетние, однолетние, злаковые, бобовые – могут оставлять после себя почву более плодородной, чем она была, то вопрос о прогрессивном поднятии плодородия станет виден яснее.

Есть ещё важнейший вопрос. Мы заботимся о том, чтобы корни проникли глубже, рыхля почву и заделывая вглубь удобрения. В природе всё наоборот!

«В естественных условиях растения основную массу корней располагают у поверхности почвы. Переплетаясь, корни создают своего рода войлок, который постепенно утолщается, превращаясь в дернину. Почему это происходит? Очевидно, потому, что корни у поверхности больше находят для себя пищи, тепла влаги и воздуха».

Суть безотвальной системы: в подражание природе верхний слой почвы постоянно держат на поверхности. Для этого созданы специальные орудия, и прежде всего плуг для безотвальной обработки. На поверхности накапливается органика, а в то же время под поверхностью работают корни культурных растений. Поле, как степь, одновременно создаёт и урожай, и перегнойный «дёрн» для себя. По сути, Мальцев соединил несоединимое: залежный покой поля с его обычной эксплуатацией.

«Если поставить однолетние растения в сравнительно одинаковые условия с многолетними травами, то есть сеять без вспашки, а лишь при поверхностной обработке, мы тем самым создаём на хлебном поле некую почвенную лабораторию, подобную той, что действует в естественных условиях, формируя чудодейственный дёрн».

Комментарии закрыты.