Хождение по мукам
19.12.2017

С огромнейшей радостью сообщаю всем музыкантам, педагогам, родителям и всем, имеющим хоть какое-то отношение к музыке: ЭТО всё-таки произошло! БЕГЛО ЧИТАТЬ НОТЫ И ИГРАТЬ ВСЕ ЛЮБИМЫЕ ПЬЕСЫ ТЕПЕРЬ – НЕ ПРОБЛЕМА. Создана простая и эффективная методика обучения музыке, не зависящая от слуха, способностей и возраста. Как и положено умному обучению, она на не использует способности, а СОЗДАЁТ ИХ С НУЛЯ.  Без всякого напряга и школярства, играя и получая постоянные победы, человек присваивает музыку так же естественно, как одежду, велосипед, игры и компьютер. Обучаться можно с двух-трёх лет. Уже через год малыши, их родители, а так же и недоученные бабушки с дедушками уверенно читают с листа. От души поздравляю вас, братцы – музыка перестала быть элитарным искусством для одарённых!
Автор этого педагогического прорыва – Лена Николаева, уже лет пятнадцать – Хелен Хайнер, педагог-музыкант из Хьюстона.  Лена — добрый человек, прекрасная женщина и педагог-гений.  Создав свою программу, она проделала титаническую работу, чтобы ознакомить с ней мир. Метод подхвачен во многих странах. В наших городах тоже открываются студии. 
Мало того: Лена написала ПОТРЯСАЮЩУЮ КНИГУ.  Я взял на себя смелость и отредактировал её с разрешения автора. Уверен: текст слишком важен и нужен, чтобы ждать выхода книги в свет. Пожалуйста, читайте – и действуйте! 
Об издании книги в России есть предварительный договор с автором. Но это потребует времени. Если кто-то может издать её быстро, пишите мне: вопрос обсуждаемый.

Педагоги в городах Москва, Ачинск, Санкт-Петербург, Кронштадт, Омск, Томск уже приобрели программу, но работа их только начинается, и ссылки появятся позже.

Стать музыкантом? - ЛЕГКО

или мысли о традиционном преподавании музыки, в котором нет точки опоры

 

Предыстория

Дайте мне точку опоры – и я переверну мир!

Архимед

Самое первое и самое горькое разочарование в своей жизни я испытала в семь лет. 
Я очень любила музыку. Настолько, что даже мечтала пойти в музыкальную школу и научиться играть на фортепиано. С какой же радостью я туда пошла! Я предвкушала, как музыка потечёт из-под моих пальцев! Но не тут-то было: музыкальная школа  обернулась настоящим кошмаром. 
Я часами мучилась над непонятным нотным текстом, пытаясь прорваться сквозь него, как сквозь дикие джунгли. Пальцы меня совершенно не слушались, музыка не получалась. А учительница всего этого не замечала – она  требовала «играть выразительно». Ага, сейчас! О какой красоте она говорила?! Я просто не слышала музыки в собственном исполнении — попасть бы вовремя на нужную клавишу! 
Зато в общеобразовательной школе на уроках музыки я была «звездой»! Там мы весело танцевали, хлопали в ладоши разные ритмы, пели любимые песни. Тут не было нотных текстов, и это было легко!  
Это были какие-то разные «музыки»: одна веселая и не требовательная,  а вторая требовательная, напряжная и невеселая. И обе эти музыки учили меня плохо. Точнее — никак.

Мама мучилась рядом со мной, не в силах мне помочь – она знала ноты не лучше меня. Так мы и барахтались, как два щенка в канаве. Интерес к такому обучению таял на глазах. Дошло до того, что мама взяла лист бумаги, переписала всю пьесу русскими названиями нот, и над каждым словом-нотой записала номер пальца, которым надо нажимать клавишу, а потом близоруко наклонялась надо мной и сверяла с этой «нотной записью» каждое мое движение! Не помню, чтобы этот метод помог мне, но хоть маму он немного утешил. В общем, пианино стало для меня орудием пытки. И только чудом я не возненавидела музыку.

Но мне всё же удалось получить музыкальное образование.

Чтобы понять, как я ухитрилась с отличием окончить музыкальную школу, музыкальное училище, а потом и консерваторию, надо знать старый анекдот. «Как вы стали миллионером?» «О, это был долгий и мучительный процесс! На одной улице я нашел яблоки по 10 центов, а на второй по 30. Я покупал яблоки по одной цене, а продавал по другой, а разницу складывал в карман!» «И?…» «Ну а потом умер мой богатый дядюшка и оставил мне наследство». 
Моим неожиданным наследством оказалось… чудо. Однажды у  меня «открылся» абсолютный слух – природная способность угадывать ноты в их абсолютной высоте. Ты просто знаешь, какая нота звучит. Это всё равно, что прозреть. Неожиданно я получила точку опоры, и мне открылся прекрасный мир музыки! Я стала слёту записывать мелодии на бумаге. А записав сотню-другую мелодий, увидела, как это все на самом деле устроено. Оказалось —  в музыке все просто и логично! Нужна лишь точка опоры, чтобы увидеть и понять это. 
И мне стало очень обидно за тех, кто продолжал верить, что серьезная музыка – это скучно и тяжело. И очень захотелось, чтобы это увидел каждый человек. Увидел — и захотел учиться.

Так я и решила стать учителем музыки.
Изначально у меня  было больше проблем с музыкой, чем у любого заурядного отличника. Я насобирала целую коллекцию «подводных камней» — и стала их изучать. Это стало моим хобби – учиться тому, как надо учить. Обучаясь, а потом и работая, я уже не могла верить привычным методам обучения. Знала: не вдумываясь в то, что делаем, мы за полчаса можем лишить наших учеников точки опоры на всю жизнь. И если нам всё же удалось избежать трудностей — не факт, что нашим ученикам также повезёт! 
Мое «трудное музыкальное детство» помогло мне найти  правильные вопросы. Что и как именно мы преподаем – и что получаем? Почему преподаем так, а не иначе? Как создать человеку и слух, и музыкальную грамотность? Я ведь прекрасно понимала, что не всем сваливается с неба абсолютный слух – но научить музыке можно любого! Значит, нужно искать много разных точек опоры — свою для каждого человека.

Комментарии закрыты.