Три метода земледелия
27.01.2018

Революция одной соломинки

Работ Овсинского и Фолкнера вполне достаточно, чтобы понять: почва действительно создаёт себя сама – с помощью растений, и пахота – не способ работы на земле. В 60-е годы серьёзные работы по беспахотному земледелию начали англичане. Канадцы уже давно привыкли к поверхностной обработке. Но вот в Японии появился человек, удививший всех – фермер Масанобу Фукуока. Он создал систему земледелия, вообще не требующую никакой обработки почвы, никакой техники, никаких удобрений и химикатов. Он научно показал, что первичный источник и точка устойчивости всего сельского хозяйства – сама природа.

ГЛАВА 3

Масанобу Фукуока – человек, на деле доказавший, что цели сельскохозяйственной науки в целом ошибочны, а интенсивно-химическое растениеводство вовсе не обязательно, и человечество может без него прекрасно обойтись. Не используя никаких химических средств, удобрений и техники, без всякой борьбы, опровергая «неоспоримые» научные положения, Фукуока выращивает высокие урожаи, постоянно улучшая при этом плодородие почвы и устойчивость своего агроценоза* (экологического сообщества живых организмов в сельскохозяйственных угодьях). Тем самым он демонстрирует безрезультатность и бесполезность современной науки.

 Ферма Масанобу находится на острове Шикоку в Южной Японии. Это гектар зерновых и пять гектаров цитрусового сада, где между деревьями растут и овощи. К моменту написания своей знаменитой книги «Революция одной соломинки» в 1975 году почва на ферме не вспахивалась уже 25 лет, плодородие почвы продолжало расти, а урожаи зерновых приближались к рекордным для индустриального полеводства Японии. При этом растения никогда не страдали ни от голода, ни от вредителей и болезней, ни от сорняков. Фукуока решил задачу, над которой бьётся наука нового тысячелетия — создал устойчивый и продуктивный агроценоз. Если  его мысли покажутся вам слишком абстрактными, осознайте: он пишет о том, что сделал.

 Метод «натурального растениеводства» основан на философской идее «недеяния». За четверть века Фукуока довёл его до практического совершенства. Но это был путь, полный трудностей. Ещё в молодости, работая микробиологом и наблюдая, как американская сельхозиндустрия  вытесняет традиционное японское земледелие, Масанобу пережил момент глубокого прозрения. Он осознал, что раздробленные научные знания человечества не приближают его к пониманию природы, а только всё больше запутывают. Чем больше наук и знаний, тем меньше шансов у отдельного человека осознать природу целиком, и тем дальше человек от целостного её понимания. Учёные, убеждённые в важности своих исследований, особенно далеки от этого. Поэтому любое активное вмешательство в природу никогда не улучшит её, но всегда что-то разрушит. Сейчас в сельском хозяйстве мира назревает кризис: наука действительно создаёт гораздо больше проблем, чем решает. Очевидно, более правильный путь — стать самой природой, учиться у неё и сотрудничать с ней.

 Фукуока видит проблему исключительно глубоко. Ложная наука и ложное интенсивное хозяйство вытекают из наших ложных убеждений и потребностей. Следствия этого — экономические трудности для фермеров и всей страны, ухудшение здоровье людей, разрушение экологии. Всё упирается в недостаток духовной цельности человека.Технология натурального растениеводства не мыслима, пока фермер не свободен от навязанных ценностей индустриального сельского хозяйства.

Все эти мысли представляются мне крайне важными. Но книгу Фукуока привести здесь целиком я не могу. Многие его рассуждения, выраженные  в терминах восточной философии, весьма трудны для понимания. Кроме того, за четверть века многое изменилось: химия уже уступает место биологической защите и генной инженерии, а экология продвинулась далеко вперёд. Посему – привожу конспект книги с обширными цитатами.

Комментарии закрыты.