Голос, зрение, координация – война или мир?
19.12.2017
Компьютерный вопрос: учить или не учить?
19.12.2017

У семи нянек дитя без глаза

Стать музыкантом? - ЛЕГКО!

Музыкальное чтение — Золушка нашей педагогики.
Традиционное обучение музыке – натужная попытка заставить восприятие работать в ситуации стихийного бедствия. Ни один из элементов этой работы не имеет опоры для подключения других, а собранные вместе, они становятся задачей со многими неизвестными.

  1. Нотное чтение не опирается на привычное и естественное  проговаривание – пропевание абстрактных нотных знаков. Новичок должен перескочить сразу к стадии правил. На это способны только исключительно одарённые люди.
  2. В странах «Алфавитной» нотной ссистемы разнонаправленность музыки и клавиатуры легко освоить, проговаривая музыкальный алфавит и азбуку. Вместо этого начинающим предлагают опираться на короткие фразы, закрепляющие порядок нот лишь в одном направлении — every good boy does fine!
  3. Нотный стан в традиционном обучении лишён графических опор для расшифровки нотного чтения. Понимание приходится заменять элементарной зубрёжкой.
  4. Расположение клавиш содержит сразу несколько проблем, и обучение не даёт никаких опор для их решения.

5. Опора для запоминания белых клавиш — точное восприятие черных клавиш. Но оно еще не сформировано!
6. Нотные последовательности не опираются на музыкальный алфавит и азбуку. Основа для восприятия белых клавиш — механическое запоминание семи  нот октавы в одном порядке. Опора  здесь — знание английского алфавита. Это сильно затрудняет прочтение нот в обратном порядке.
7.  Разучивание клавиш оторвано от графики  нотного стана, словно эти системы никак не связаны. В результате выучивание клавиш не помогает прочтению нот, а зазубривание нот на помогает освоению клавиш.
8. Упражнения на развитие координации мало помогают в музыкальном чтении. Они основаны на простых последовательностях и не требуют умения читать текст. 
Из за этих методических проколов чтение нот совершенно неудобоваримо для большинства начинающих. В то время как литература стала всеобщим достоянием и распространяется через широкую сеть общего образования, музыкальное чтение, как Золушка, сидит на задворках у злобной мачехи и ждет своего счастливого часа.

Зрение, Голос, Слух и Координация. Что же важнее?

Нельзя научиться читать ноты иначе, как с первых же уроков приниматься… за чтение нот. 
Мои новички начинают играть обеими руками и читать ноты с листа на самом первом уроке. При этом они совершенно не вникают в разницу  скрипичного и басового ключей, не пытаются различить две и три черных клавиши и найти среднее «до». Они абсолютно не знают нот на нотоносце, понятия не имеют, что такое такты, размер, длительности и какими бывают паузы. Все, что они запоминают –  первый ряд музыкального алфавита: До Ре Ми Фа Соль Ля Си До Си Ля Соль Фа Ми Ре До. Всё остальное им просто не нужно! 
Загружая своих учеников всей этой информацией, педагоги забывают главное качество собственного детства: мы учимся, ДЕЛАЯ.
Ходить, говорить, держать ложку, завязывать шнурки, считать и кататься на велосипеде – все это мы научились делать в процессе делания! Никто не сажал нас за парту и не говорил: сейчас я тебя научу, что такое шнурки и как их надо завязывать. Никто не рассказывал нам про устройство ботинка и крепость на разрыв, никто не преподавал схемы узлов. И заметьте, наше умение от этого ничуть не пострадало. Более того, именно поэтому мы и научились что-то делать! 
Но одно дело – завязывать шнурки. И совсем другое – читать ноты с помощью и фортепиано, и голоса. Тут задействованы все органы чувств одновременно. Но значит ли это, что мы должны их уровнять и можем одновременно развивать? Конечно, нет! 
Исключительно важно раз и навсегда понять, что в этой «связке» является самым важным. И ответ на этот вопрос хорошо виден в повседневной жизни.
Если ребенок еще не стоит на ногах и не умеет даже ползать, какой смысл давать ему указания, куда идти, каким шагом и как быстро? Главная, определяющая способность при обучении — координация. Я видела слепых музыкантов. История знает даже глухих композиторов. Часто приходится видеть, как человек играет, не зная нот. Но нет ни одного пианиста, который бы не владел координацией своих рук и пальцев.
Обучая чтению нот, эффективнее всего опираться на координацию. Нужно сделать нотный текст легко читаемым. Зрение должно быть опорой для мышц, а не лишним грузом, который лишь добавляет новые трудности. 
Самый важный результат и главная цель — скорость прочитывания. От быстроты чтения зависит  понимание, осознание и цельное восприятие произведения — охват смысла слова, предложения, абзаца, видение общей композиции. 
Скорость чтения определяет, что именно мы читаем. Если по слогам – осилим только детскую книжку, в которой картинок больше, чем слов. А если бегло – свободно одолеем большие, серьёзные книги. 
Быстрота прочтения напрямую связана с уровнем мышления. Скорость чтения не должна отставать от скорости понимания. Музыкальное чтение в этом смысле ничем не отличается от чтения книг. С той лишь разницей, что, читая с хорошей скоростью музыкальный текст, начинающий развивает ещё и слух, и голос. 
Самым эффективным для начального обучения будет метод, в котором все восприятия работают сообща, но внимание направляется прежде всего на координацию – работу пальцев и рук. Пока ребёнок не обрёл достаточную координацию, всё его внимание уходит на пальцы и клавиши – и нормальное чтение музыкального текста просто не мыслимо. К счастью, дети быстро осваивают координационные навыки, и при правильном подходе можно освободить больше внимания для нотного текста.

О пользе некоторых переворотов

Маленькие дети очень любят музыку и тянутся к ней. Они хотят играть на музыкальных инструментах и не боятся этого. И у нас есть совершенно реально возможность научить их играть! Теперь это можно делать и дома, и в детском саду, а уж в школе – сам Бог велел. Музыкальная грамотность может и должна стать достоянием всех людей. Чтение и запись нотного текста может стать таким же обычным, как чтение книжек, журналов и газет. Музыцирование может быть популярным творческим досугом. Сочинять и исполнять может большинство людей. И этот язык общения ещё больше объединит человечество.
Все, что для этого нужно сделать – небольшой переворот. Он  должен произойти в сознании взрослых. Именно мы, коллеги, стоим сейчас на пути детей к музыке. Наши закостенелые привычки и амбиции «до последней капли крови» борются за свой комфорт и неизменность! И всё же мы можем пересмотреть свои методы. Каждый из нас должен решить, чему же они служат: реальным умениям детей или  нежеланию признать  собственные ошибки.
Увидев перевернутый и раскрашенный нотный стан, мои коллеги порой приходят в неистовство. Для них этот временный приём – ужасная крамола,  на корню убивающая все их представления о «правильном» учебном процессе. И я предлагаю им провести на досуге небольшой эксперимент с собственным восприятием, чтобы понять чужое. 
Возьмите листок бумаги и ручку. Вам надо переписать текст по-японски – столбиками сверху вниз. Вот такое, к примеру, небольшое предложение (ниже). Засеките время, которое вы потратите на это занятие. А потом напишите то же предложение как обычно, слева направо. И сравните результат.

Писать не в том направлении, в каком вы читаете — чрезвычайно сложно; это требует массы дополнительного внимания.

Во сколько раз медленнее удалось написать «японский» вариант? Ну конечно, ТАК писать вас никто не учил, а вот если потренироваться… Но ведь ТАК читать ноты новичка тоже никто не учил! 
А вот стоит ли тренироваться, это вопрос. Можно, конечно, натренироваться ходить на голове – но какая в этом польза? А вот встать с головы на ноги – действительно полезно. Прочитывая ноты, идущие параллельно клавишам,  новичок быстро развивает координацию и технику игры, а в результате этого развиваются и слух, и голос. 
Адаптированная к новичкам, упрощенная и перевёрнутая презентация нотного стана развивают музыкальное чтение на качественно ином уровне. Скорость чтения, которая достигается с самых первых шагов, позволяет слуху воспринять музыкальную мысль всей пьесы. Голос, знакомый с музыкальным алфавитом, опирается на звук фортепиано и уверенно «озвучивает» прочитанный материал. Все каналы восприятия становятся единым коллективом и вместе работают над прочтением нотного текста.
Ясно: когда эти навыки окрепнут, музыкальный текст может принять обычное горизонтальное положение. Внимание, уже свободное от опеки координации, слуха и голоса, легко справляется с этим – и без помех занимается нотной записью. 
Когда я впервые применила перевернутый нотоносец, встревоженные родители часто спрашивали: смогут ли их дети читать ноты, «как все»? Я в запале отвечала им: а какая разница, КАК стоят ноты? Умел бы ребенок их читать! Но дети безошибочно следуют стадиям развития. Усвоив принцип нотного текста, они сами ставили ноты «как обычно» — и не теряли при этом ни минуты в скорости чтения! Получив опору и освоив процесс, даже маленький ребенок будет идти вперед, а не топтаться на месте.

Магическая пропорция — один к трем

Трудно перестараться, говоря о постепенности пути от простого к сложному. 
Много лет назад, ещё в консерватории, я наткнулась на интересную гипотезу о соблюдении пропорций в подаче нового материала. Имени автора я не помню, но в память врезалось: на одну часть нового материала должно быть минимум три части уже изученного. Иначе: нового не должно быть больше 25%.
Работая с учениками, я всегда старалась придерживаться этой формулы — и она никогда меня не подводила. Всё новое и незнакомое я старалась подбирать так, чтобы база знаний ученика примерно втрое превышала по объему новый материал. 
Часто я задавалась вопросом: почему нового – именно четверть, а не треть или половина? И вот к чему я пришла.
С какого момента человек начинает хорошо понимать другой язык без словаря? Когда осваивает минимум три четверти слов. Можно привести пример. 
Возьмем предложение: «Майк едет в ________» .
Куда же едет Майк? Догадаться без искомого слова невозможно. Известной информации – две трети, неизвестна треть. 
Но если написать: «Майк едет в _______ учиться», то уже нетрудно догадаться: это школа, институт или какие-нибудь курсы. Известной информации – три четверти, а неизвестна только четверть.
Примерно то же и с кубиками. Ребенку знакомы образ яблока, слово «яблоко» и сама буква. Неизвестна лишь четверть картины – название буквы. И оно усваивается с помощью данных, которыми он уже владеет.
Новое легко воспринимается тогда, когда у него есть минимум три точки опоры. Возможно, это один из главных законов восприятия.
Основа любого разумного обучения — диалектика: от простого к сложному. Но насколько сложным может быть это сложное по отношению к простому?  Насколько крутым может быть подъем, чтобы человек развивался без перегрузок и травм? Мой опыт говорит: предел «крутизны» — четверть неизвестного. 
Однажды я обнаружила в интернете конкурентов нашей компании — они тоже создали компьютерную игру, обучающую игре на фортепиано. Авторы не додумались повернуть нотный стан, но попытались связать его с клавишами графически: раскрасили ноты и клавиши в одинаковые цвета. Начинающий должен был только сличать клавиши и ноты одного цвета. Это было бы неплохой первоначальной опорой — но дальше процесс обрывался. «Дальше, — сказал автор этой разработки, — играющий сам постепенно догадается, как читать ноты…» Каким же образом можно перейти от слепого копирования цвета к прочтению музыкального текста, автор не имеет ни малейшего представления. 
К сожалению, множество методических разработок, имеющих неплохую первоначальную идею, пасует при необходимости развивать навыки поступенно, от простого к сложному. Увы, учителя смутно представляют себе, что такое поступенность, и как выстроить эту лестницу, чтобы ученик не сорвался, карабкаясь почти без ступенек и перил.

Зрительные ступеньки для нотного стана

Наша разработка для чтения нотного стана — интересный  пример поступенного развития в обучении. 
Первое же знакомство с «перевёрнутым» нотным станом буквально не оставляет у новичка никаких вопросов. На нотном листе или мониторе он видит перед собой то же, что и на клавишах фортепиано. Те же пять зеленых и пять коричневых линеек, те же ноты с картинками контрастного цвета. Все, что ему нужно сделать — это сличить и повторить.
Такова первая презентация нотного стана.

Конечно, она вызвала множество нареканий — нас даже назвали «шарлатанами». Главным аргументом обвинения было то, что мы учим новичка «бездумно следовать картинкам». По мнению коллег, так ученик привыкает к определенному навыку, на котором и застревает. Будь эта презентация единственной, обвинения были бы справедливыми. Но за ней еще пять шагов! Нотный стан становится обычным – совершенно абстрактным —  поступенно. А первое знакомство должно мгновенно показать малышу, как работают ноты и клавиши. Ведь сначала нужно решить главную проблему обучения – быстро развить координацию. 
Каждый, кто учился музыке, знает, как неимоверно трудно было вначале «разорваться» между нотами и клавишами. Можно впасть в крайность: выбросить ноты и сосредоточиться исключительно на координации, играя на слух. Но так мы не развиваем главного навыка музыканта — «мультипликационного зрения». Когда вы учились вождению, никто не снимал с машины зеркала! Поэтому единственное правильное решение – максимально облегчить нагрузку при чтении текста. Именно такова первая презентация нотного стана. По сути это — предельно облегчённое зрительное прочтение. Не оставляя неясностей, она позволяет новичку сфокусироваться на руках, пальцах и клавишах.
Естественно, по мере развития навыков игры нотный текст усложняется. Но обязательно по правилу поступенного подъема.
Так, уже во второй презентации нотного стана мы убрали картинки с названием нот.

 Начинающий должен теперь опираться исключительно на цвет и знание музыкального алфавита. Эта презентация фокусирует внимание на линейках и пространствах между ними – теперь это единственный ориентир в прочтении нот. Значки с обозначением нот составляли как раз около четверти общей информации. Остальные опорные моменты: цветовая разница скрипичного и басового ключей, нот на линейках и между линейками, а также синхронность движения клавиш с движением нот  — остались неизменными. 
В третьей презентации мы впервые поставили нотный стан в его обычное, горизонтальное положение.

Теперь новичок должен сделать некоторое усилие – умственно повернуть объект на девяносто градусов. Но объект уже хорошо знаком, и сделать это намного проще. И всё же, если не вернуть картинки нот на прежнее место, скачок был бы слишком крутым. И поиски нужных клавиш, и поворот в новый ракурс — двойная нагрузка вниманию! Поэтому картинки с изображением нот возвращаются здесь на прежнее место – и становятся зрительной опорой для «переворота» нотного стана.
Эти картинки вновь выводятся из игры в четвертой презентации.

Остаются лишь прежние знакомые ориентиры – цвета и ширина линеек. Это уже почти обычный нотный стан. В нём остались только краски — разница скрипичного и басового ключей, нот на линейках и между ними.
Пятая и шестая презентации уже черно-белые. Они разнятся  только сложностью информации. Так, в пятой презентации ноты увеличены, а ритмическая графика слегка «разгружена».

 Конечный же пункт «подъема» — нотный текст в самом традиционном виде.

Двигаясь от одной презентации к другой, новичок без всяких провалов и срывов продолжает совершенствовать координационные навыки. А координация помогает всё лучше понимать и прочитывать нотный текст. Взаимное усиление навыков – главный показатель разумности учебного процесса. Развиваясь сообща, координация, слух, голос и чтение быстро достигают высокого предела. 
Такое обучение музыке, судя по результатам, мы можем считать самым гуманным и продуктивным из всех существующих в музыкальной практике. Важнейшие качества этого процесса — постепенность и дружественность к восприятию. Очень важен и точный баланс между развитием зрительной и мышечной координации. И всё это сопровождается постоянной стимуляцией слуха, голоса и музыкальной памяти. 

Описанную методику можно применять буквально повсеместно. Наша поступенная формула не вызывает никаких трудностей и конфликтов. Чтение нот становится увлекательным занятием для малышей, которым едва исполнилось 3 года. Наш мир не испытывает недостатка в недорогих клавишных инструментах, и я не вижу никакой проблемы в том, чтобы каждый человек, независимо от начального слуха, научился чисто петь и читать ноты без особого напряжения.
Единственный серьёзный барьер на пути к всеобщей музыкальной грамотности — консерватизм и амбиции маститых педагогов. Им слишком трудно расстаться со своими принципами — даже если эти принципы ведут к страданиям и низкому результату.

Краткие итоги, или конспект к учебному курсу

Язык музыки – самый универсальный из земных языков, и быстрое музыкальное развитие даёт массу побочных эффектов. Это и  хорошее пространственное мышление, и навык языковой логики, и концентрация внимания, и системное восприятие данных, и звуковое мировоззрение, и координация, но главное – навык эффективной наработки навыков. Пройдя такую подготовку, человек без проблем усвоит и все прочие науки – как естественные, так и гуманитарные. Думаю, доказательства этой гипотезы составят не одну докторскую диссертацию.
А пока я вижу, как быстро учатся читать и писать малыши, освоившие нотную грамоту. Уверена: обучение музыкальному языку следует начинать задолго до обучения чтению и письму. 
Наш опорный инструмент — электронное фортепиано, подключенное к компьютеру с помощью МИДИ (устройство, позволяющее инструменту «общаться» с компьютером). Чтение нот, проигрывание и пропевание их сольфеджио развиваются одновременно. Опора для этого — азбучные презентации нотного стана и стикерсы на клавишах.  В то же время, каждый из этих навыков может «шлифоваться» отдельно – это ускорит освоение нотного текста.

Музыкальное чтение должно развиваться во всех возможных направлениях — и «вширь», и «вглубь». Опорами для этого служат:

  1. Для беглости чтения – самый простой для координации музыкальный материал на традиционном, черно белом нотном стане.
  2. Для развития координации – «упражняющий» материал на самом простом нотном стане с цветом и образами.
  3. Для совершенствования техники читки — специальные упражнения  для зрительного, координационного и слухового восприятия. Они выполняются параллельно со всей прочей работой.

Никакой человек не обязан рождаться музыкально одарённым. Обучая музыке, мы должны опираться только на  базовые способности любого человека: просто слышать звуки, различать краски и шевелить пальцами. Этого вполне достаточно. Способности человека – не данность, они ЛЕГКО РАЗВИВАЮТСЯ. Одарённость — задача учебного метода, а не «генов»! И главное в таком методе — естественная постепенность.

Дано: человек, от 2,5 до 80 лет, пришёл заниматься с нуля. 
На какие навыки мы можем опереться, чтобы начать постепенный подъем до свободной читки текста обеими руками?
Внятно говорить  простые слова и слоги. Отличать одну простую картинку от другой. Различать цвета: красный и синий, зеленый и коричневый. Нажать клавишу одним пальцем. Всё! Ребёнок двухлетнего возраста вполне владеет этими навыками. Более того: ещё во чреве матери он слышал и запомнил массу разной музыки.
Речевая память – опора для освоения нотного алфавита, клавиш и нот. Различение цвета и картинок связывает экран монитора с клавишами. А возможность нажать клавишу скрепляет «вижу — сличаю — нажимаю — называю» воедино. Это и есть чтение музыкального текста. 
Извлекая конкретные звуки, обозначенные зрительными и образными ориентирами, ребенок легко постигает язык музыки: он  «делает её сам». Картинки постепенно сменяются нотными знаками, координация растёт, слуховой опыт пополняется. Человек становится грамотным музыкантом так же естественно, как семечко становится цветком — без принуждения и трудностей.

Комментарии закрыты.