На главную МОИ НОВЫЕ КНИГИ, ВЭБИНАРЫ, КУРСЫ
Kurdyumov.ru Музыкальное зрение Написать письмо

 

МОИ НОВЫЕ Е-КНИГИ

Умный огород
Умный сад
Умный виноградник
Умный виноградник для всех
Умная бахча
Мастерство плодородия
Умная теплица
Защита вместо борьбы
Где купить мои книги?
Педагогическая опупема
Техника голодания
Как мы создаем избалованность, упрямство и беспомощность детей
Что нужно знать и делать, если вы хотите заиметь ребенка
Манипулирование и ассертивность
Стать музыкантом? - ЛЕГКО!
Штамбовая пирамида Л.Б. Танкевича
Випон - прорыв для теплиц
Стимуляторы нового поколения
Центры "Сияние"
Грин ПИКъ
Санэкс
Баковые смеси
Об испытании акваринов
Гуматы

Семена

Умная сеялка Болдарева
"Умная" рассада
"Умный" капельный полив
Гранулированные органические удобрения
Умные инструменты из Судогды
Полольник "Стриж"
Плоскорез Фокина
Комплексные удобрения для внекорневых подкормок
Агровертин (акарин) и фитоверм
Курс газоноведения
 

 

 

Музыкальное зрение

Нужны ли «этюды для глаз»

Считается, что для того, чтобы человек сел и заиграл по нотам, ему достаточно знать элементарную теорию, запомнить ноты на нотном стане и развить определённую координацию. Однако из результатов ясно: этого явно недостаточно.
Самую важную часть работы во время чтения текста выполняет зрение. Но по какому-то невероятному недоразумению зрительные упражнения на восприятие текста полностью игнорируются! Результат печален: нормальная способность - «схватывать» взглядом текст, моментально отделять главное от второстепенного и прочитывать его в мгновение ока - считается «искусством на грани невозможного», которым владеют исключительно талантливые музыканты.
На самом деле «секреты» молниеносного чтения  совсем не  сложно понять и передать детям с самого раннего возраста. Трудность тут всего одна: преподавательские привычки и предрассудки.  Нужно увидеть нотный стан глазами человека, видящего его первый раз в  жизни. Мне удалось это сделать.  Поздравим себя: «родные и близкие» нам ноты и линейки совершенно непонятны, даже враждебны ученику! Я увидела в графике нотного письма множество «подводных камней», о которые и разбиваются  неопытные «корабли».
И тогда я стала приспосабливать нотоносец к естественному пониманию и прочтению. Чтобы развивать зрительные навыки, нужны были упражнения, и мне пришлось придумать их. Так появились специальные карточки, компьютерные игры и постеры. С их помощью глаза моих учеников тренировались различать отдельные элементы нотной графики.

Вот главные трудности, или неразвитые навыки, затрудняющие чтение нот.

  1. Неспособность отличить поступенное движение от скачков через ступень. Человек не может мгновенно отличить ноты на линейках и между ними.
  2. Неспособность быстро определять, где какая линейка и промежуток между линейками. Я сама в детстве постоянно путала ноты второй и третьей линейки и промежутки второй-третьей и третьей-четвертой линеек. Это вызвано тем, что линеек и пространств между ними на нотном стане больше 7 и зрительное восприятие «вязнет» в этом «зрительном лесу».
  3. Несоответствие между «право-лево» (клавиши) и «верх-низ» (ноты). Нотный ряд или аккорд «поставлен на уши» относительно клавиатуры. Мелодия идет вверх - надо играть направо, а вниз - налево. До тех пор пока навык «право-верх, лево-низ» не сформировался, чтение нотного текста почти невозможно: ребёнок тратит внимание, чтобы каждый раз «повернуть» ноты.
  4. Неспособность читать одновременно два ключа. Пока этот навык не создан, играть двумя руками – всё равно, что пытаться есть из пустой кастрюли.
  5. Нет координации рук при считывании двух ключей одновременно. Пока руки не «встали», они мешают читать! Теперь в  кастрюльке есть суп, но нет ни ложки, ни тарелки.
  6. Нет развитого «музыкального глазомера» - точного видения расстояний между нотами (клавишами). Иначе говоря, не развита способность считывать и тут же проигрывать скачки в мелодии и сложные аккорды. 

Чтобы помочь моим маленьким ученикам справиться с этими трудностями, я использовала дополнительную графику, а именно – цветовые и образные превращения нотного стана. Сначала это были карточки и письменные упражнения, а потом – компьютерные игры. И вот тут, с помощью интерактивной (реагирующей, отвечающей) анимации, мы смогли быстро и без трудностей развивать музыкальное зрение наших учеников.
Программа была опубликована - и я опять столкнулась с непониманием моих коллег.  Мои графические открытия стали для них  «ещё одной шарлатанской  попыткой раскрасить ноты и клавиши».  Это можно понять. На уроках музыки часто применялась вспомогательная графика, но ни один из этих подходов не стал эффективным и популярным. Для того, чтобы «раскрасить клавиши и ноты», не достаточно одной веры в визуальные образы. Нужно хорошо знать механизм зрительного восприятия. Графика должна быть опорой в обучении, а не «пятым колесом в телеге», как это часто  происходило до сих пор.

Какие картинки учат музыке, а какие нет

   -- Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?
- спросила Алиса.
    -- А куда ты хочешь попасть? - ответил Кот.
« Алиса в стране чудес»

Дети любят яркие цвета и забавные картинки. И  многие преподаватели используют краски и образы, чтобы сделать обучение более интересным и красочным. Совершенно понятное и оправданное стремление.
Однако тема этой книги - обучение музыкальному языку. А в этом деле важно различать цели музыкальной графики. Графика бывает иллюстративнаяи обучающая. Иллюстративная - расцвечивает и украшает сведения «о музыке». Обучающая - помогает овладеть музыкальной грамматикой и речью.
Сказочные образы и картинки,  рисование услышанной музыки, раскрашивание клавиш, чтобы «порадовать глаз» – это попытки вызвать интерес и заполнить время на уроке «о музыке». Однако если ученик не погружается в мир звуков, как их автор - не музицирует, не поёт по нотам, не читает нотные тексты - никакая, даже самая изобретательная графика не удержит его живой интерес к музыкальному языку. Никакие «веселые картинки» не заинтересуют человека музыкой так, как пара простых, зато уже освоенных навыков игры на инструменте.
Вся папина родня в моей семье была финноговорящая, и я часто наблюдала общение моих родных на финском, не понимая ни слова. В детстве я наслушалась разговоров о красоте Финляндии, насмотрелась фотографий и фильмов. Но финский язык не стал мне ни понятнее, ни доступнее - ведь никто не учил меня говорить на нем! Другое дело - русский, украинский и английский. На них я  могу общаться, и потому ощущаю их красоту и уникальность.
Однако  вернемся к вспомогательной компьютерной графике.
Большинство компьютерных программ – это обучение «о музыке». Неэффективный, традиционный метод облекают в красочную графику и анимацию, не меняя его сути.
То же можно сказать и о традиционных методах, которые игнорируют вокальную природу развития слуха. Можно сочинить «увлекательные приключения нотных знаков», придумать самые остроумные «нотные» имена ее героям – но для обучения это пустые усилия. Чуда не произойдет – картинки и образы не помогут восприятию музыки с помощью гортани.
Правильный приём -  «озвучивание» названий нот с помощью рисунка. Картинка с изображением ноты может стать опорой в  музыкальном чтении. (Например картинка «домика» для ноты «до», «репки» для «ре» и так далее). Этим успешно пользуются многие преподавателей музыки. Картинки в этом случае - посредники между нотой и голосом, между голосом и инструментом. Поместите картинку и на нотный стан, и на клавишу - звучание клавиши поможет голосу найти ноту, и картинка свяжет голос, нотный знак и точную высоту звука. Здесь графический образ связывает в одну систему слуховое, мышечное, зрительное и знаковое восприятие звука. А значит, становится опорой музыкального мышления. Это пример действенной обучающей графики, которая помогает учить музыке независимо от яркости музыкального дарования.

Что кодировать цветом? Вот в чем вопрос…

Если мы используем цвет или образ, они должны быть проводниками, направлять зрительное внимание на восприятие обычного нотного текста.  Графика нотного стана и вспомогательный образ  должны дополнять друг друга, а не бороться за первенство, не «толкаться локтями» и не «перебивать друг друга». Понять это помогла мне одна моя коллега ещё на Украине.  
Однажды она гордо заявила, что учит детей «цветовому восприятию музыки». Её ученики пишут музыкальные диктанты цветными карандашами. Каждой из семи нот она дает определенный цвет, и нужно писать её своим карандашом. Во время музыкального диктанта дети должны не только понять, какая нота звучит, но и вспомнить, какого она цвета, взять соответствующий карандаш и написать ее.
Боже Правый! Когда я представила себе, что творится в головах учеников на таких «новаторских» диктантах, у меня просто закружилась голова. Цвет и звук для нашего восприятия никак не связаны, потому что цвет мы воспринимаем зрением, а звук - слухом. Я читала много околонаучных статей о «подсознательном» восприятии звука в цветовой гамме, но нигде не было соответствий определённого звука определенному цвету. Таких эквивалентов просто не существует. Мы знаем нескольких композиторов, наделенных «цветомузыкальным восприятием». Например, так «слышали» Скрябин и Римский-Корсаков. Но и у них  цветовые ассоциации во многом не совпадают.
За различение звуков по высоте отвечают слух и голос. Звуко-цветовые ассоциации у всех разные. Они меняются даже от настроения! Поэтому цвет никак не может быть опорой в понимании звука. Пытаться использовать такую опору – значит загонять восприятие звука в тупик. Как бы восприятие не старалось, оно не может связать то и это. Искать фиксированные ассоциации «звук-цвет» – то же, что искать черную кошку  в темной комнате, когда ее там нет.
До сих пор встречаются попытки кодировать своим цветом каждую ступень звукоряда, привязывать цвет к клавишам и нотному стану. Но это мало помогает эффективности обучения. Во-первых, по законам восприятия, человек может одновременно оперировать максимум двумя-тремя новыми цветами (объектами). Запоминание семи цветов, закрепленных за нотами – по сути, новый абстрактный язык. Это тяжёлая и ненужная нагрузка для памяти. А во-вторых, как уже показано, звук и цвет никак не связаны в восприятии человека. Пытаться обучить звуку с помощью цвета - все равно, что объяснять вам финский язык с помощью перевода его на турецкий.

«Война и мир» на нотном стане

Однажды в наш детский сад пришли учителя и долго рассказывали старшей группе о великом русском писателе Льве Николаевиче Толстом. После урока кто-то из воспитателей догадался спросить у детей: что же они услышали? И дети уверенно поведали… о «толстом льве» и даже о «тигре толстом»!
Традиционный нотный стан так же понятен новичку, как роман «Война и мир» первокласснику. Значит, цвет и образ в музыкальном обучении нельзя отменять ни в коем случае.
Нотоносец и ноты совершенно не знакомы зрительному восприятию, а вот краски и образы усвоены уже давно. Что общего у картинки с музыкальной грамматикой?  У них общий язык - язык графики. Цветная картинка может быть опорой именно зрительному восприятию нотного текста.
Главная трудность  при чтении нот - совершенно новая система подачи графического материала. Педагогу трудно осознать эту проблему – он не видит, на что пытается опереться восприятие ученика. А ученик первым делом ищет аналоги тому, что уже знает – обычным книгам. Как правило, новички видят в нотах те же «книги» для звуков - и пытаются читать запись по тем же графическим правилам. И попадают в ловушку!
Буквы алфавита графически не похожи, и запоминаются в сравнении поочередно. Ноты - одинаковые кружки - похожи друг на друга, как близнецы и легче всего запоминаются в системе.
Как и в буквах, новичок ищет в нотах отличия. И первое, что бросается в глаза - их разная «окраска»: «белые», пустые (целые и половинные) и «черные» (восьмые, четвертные, шестнадцатые). Потом взгляд замечает еще одно «важное» различие: одни ноты «с  хвостиками», а другие - без. Восприятие тут же делает вывод: эти кружочки отличаются по цвету и по хвостикам – и надо сосредоточиться именно на этом! И попадает впросак: цвет и хвостики – всего лишь признаки ритма. Часто две ноты одинаковые по высоте но различные по длительности дети воспринимают как две разные и нажимают разные клавиши.
Графика главного качества нот – их высоты - еле заметна. Ноты на линейках и между линейками почти ничем не отличаются.  Ну, разве что еле заметной  чёрточкой посередине.  Даже для взрослого человека эта разница почти не заметна – что же говорить о ребенке?
Графика ритма в нотной записи выглядит более ярко и запоминается лучше, чем графика высоты нот.  И человек упускает главное: высоту звуков.
Вот почему умение различать ноты по высоте должно идти впереди ритмических навыков.
Этого же требует и естественное развитие координации.  Обучаясь исполнять или петь, человек проходит четыре последовательных стадии развития:
1. Координация: ученик извлекает звуки в правильной последовательности музыкального текста. Цель – игра без текстовых ошибок. По аналогии с восприятием простанства, сначала мы должны понять в каком направлении двигаться и каков маршрут.
2. Ритмическая организация: отработка ритмической картины текста. В идеале – игра без запинок и пауз. То есть, освоив пространство и «установив» баланс, ребенок начинает нарабатывать навыки движения  в нем – перемещения с разной скокростью спонтанно, подражая взрослым.

  1. Метрическая организация: ученик отрабатывает темп, пульс музыки, стараясь играть без остановок. Теперь передвижение в пространстве становится более осознанным и организованным и скорость собственных шагов осознанно «просчитывается» сознанием.
  2.  Исполнительство.  Шлифовка динамики и нюансов музыкального образа. Освоив базовые навыки передвижения в пространстве, ребенок готов к «творчеству» - он с удовольствием учится гимнастическим движениям, танцу , дзюдо и так далее.

Хочу обратить ваше внимание: эти стадии – пирамида навыков. Высшие навыки строятся на основе низших. Конечно, со временем навыки начинают «срастаться» - осваиваться одновременно. Тем не менее, нужно учитывать: пока не отработана предыдущая стадия, требование следующей – грубое нарушение постепенности. Пока ученик не читает высоту нот, он не может сыграть нотную последовательность. А пока он не играет последовательность нот, у него нет координации. Требовать в это время ритмику или динамику - значит ввергать ученика в замешательство. Этим вы перечёркиваете все свои усилия приобщить человека к инструменту.
Теперь вернемся к графическому анализу нотного текста. Ритмическая графика «кричит», «машет» контрастными цветами и флажками. Высотная же графика еле заметна, и воспринимается как «строчки книги», расположенные «по пять». Поэтому большинство учеников так и не осваивает беглое чтение нот: высота звуков «забивается»  графикой ритма, высотное чтение так и не отрабатывается до конца, а педагог этого не замечает.

Нужно сделать так, чтобы высота нот стала хорошо видимой, визуально очевидной, начала «бросаться в глаза». Для этого как раз и можно использовать цвет. Близко стоящие нотные кружочки немедленно приобретут контрастность благодаря цветовому коду.
Сколько цветов нужно использовать для различения нот по их высоте? Это вопрос принципиальный. Важно, о чем цвет должен предупредить человека. Я видела разные подходы к цветовой кодировке нот. Все они пытались показать цветом разницу музыкальных звуков по высоте. Как уже упоминалось, это лишь запутывает восприятие человека. Цвет не должен пытаться «объяснить» звук. «Велосипед уже изобретен» – и это нотоносец.  Задача цвета – сделать  графику нотного стана понятнее, а не усложнять её. Поэтому в первую очередь мы приступаем к развитию музыкального глазомера с помощью двух цветов.

Графически все ноты разнятся по одному простейшему признаку – ноты на линейках и ноты между линейками. Эту разницу нужно определять с лёту в первую очередь! Музыканты, свободно читающие с листа, в первую очередь видят именно это различие. Например, видя пять нот между линейками подряд, никто и не думает вычислять название каждой ноты - рука автоматически берет аккорд через одну клавишу. Одна нота на линейке, другая между -  пальцы автоматически пропускают четное количества клавиш. Ноты однородные – нечетное. Графика интервалов и аккордов «вбита» в пальцы. И в основе – различение «линейных» и «межлинейных» нот. Удивительно - никто не занимается тренировкой этого навыка!

 Чтение нот – не расшифровка текста, а подсознательное восприятие взглядом всего текстового рисунка, потому что чтение литературного текста однолинейно, а музыкального – многолинейно. Тренировать такое зрение надо в самом начале обучения. «Текстовое зрение» – главная опора чтения. В нашей практике этот навык формируется спонтанно - если вообще формируется. Чаще всего разбор нового произведения - грустная картина! Ученик старательно «сидит» на каждом аккорде – он «расшифровывает» каждую ноту, а потом ищет соответствующие клавиши на инструменте. Это убивает саму суть музыкального чтения. Как и обычные книги, ноты должны читаться в хорошем темпе – иначе невозможно понять, о чём ты читаешь!
Проблема графического прочтения решается очень просто, и меня удивляет, почему никто не придумал этого до сих пор. Достаточно двух контрастных цветов - и зрительное восприятие получает прекрасную опору. Восприятие цвета - прочно усвоенный навык (дальтоники очень редки), и контрастные цвета направляют внимание именно на графическую разницу между нотами.
Представив, что линейки - «твердь», а промежутки между ними - «воздух», я раскрасила ноты на линейках красным, и назвала их «девочками» - из-за «юбочек». Ноты между линейками стали голубыми и получили название «мальчиков». Уже двухлетние дети понимают разницу между полами - разделение на мальчиков и девочек для них естественно. Эта ассоциация «цепляет», и дети быстро откликаются на нее. С первых шагов новичок получает важную установку для зрительного восприятия – установку на различение нот по их расположению. Позже этот навык на порядок ускорит читку, разучивание интервалов и аккордов.
Развитию «музыкального глазомера» помогают и специальные карточки, которые тренируют мгновенное считывание количества пропущенных ступеней.

Эти тренировки – основа беглого чтения. Но чтобы понять это, педагог должен осознать, как воспринимает нотные строчки неподготовленный взгляд ученика.

Главная хитрость нотной абракадабры

Как уже сказано, музыкальные строчки - шпионская шифровка для новичка. В «аналогии» книжных строк и линеек нотоносца скрыт ещё один капкан для восприятия.
В книге междустрочие – пустое разделительное пространство, а в нотной грамоте – такое же «поле боя», только белого цвета, как на шахматной доске. Как мы только что выяснили, читая книгу, мы должны фокусироваться на одной строчке текста, а при чтении нот - минимум на одиннадцати! Пять линеек и шесть междустрочий, плюс дополнительные линейки для высоких или низких нот – вот что нужно фиксировать и прочитывать одновременно!
Линия и междустрочие в нотах – равноценные зоны текста, как и поля шахматной доски. Но изображаются они совершенно по-разному: «черное поле» - тоненькие линии, а «белое» – большие пространства между ними. И восприятие запутывается. Чёрные линии воспринимаются как нечто важное, как строчки письма - ноты на них выглядят выпуклее, значит они «важнее». А междустрочия как бы не важны, и ноты в них - «не главные». Ученик запоминает вовсе не то, что мы хотели бы закрепить в его памяти! Поэтому очень часто начинающие, видя в тексте ноты на первой и второй линейках (например «до» и «ми») играют соседние клавиши «до» и «ре». Промежуток между линейками ( ноту «ре») они воспринимают как пространство между линейками.
Поэтому ноты для начинающих должны выглядеть иначе. Расширим «черное» - линейку - поле до ширины «белого». Значимость обеих нотных дорожек графически выровнена, и восприятие начинающего не отвлекается на «значимость» нот. Важной становится только их  высота – как и есть на самом деле.
Детское мышление конкретно. Чтобы понять, что 1+1=2, ребёнок должен взять в руки палочки по одной, а потом увидеть их вместе. Чтобы понять, что тонкая линия и междустрочие - одинаковые строки текста, он должен это увидеть собственными глазами и потрогать руками. Где можно потрогать и услышать нотный стан? Конечно, на клавишах! Клавиши фортепиано - естественное продолжение линеек и междустрочий.
Просто расширив линейки на нотном стане, мы помогаем ребенку решить сразу несколько проблем:

  1. понять логику расположения нот и развить восприятие линеек и междустрочий, как равнозначных;
  2. получить зрительные образы интервалов;
  3. помочь увидеть музыкальный алфавит на нотном стане;
  4. конкретизировать музыкальную грамоту -  связать её с мышечным прикосновением к нотному стану на клавишах;
  5. развить музыкальных глазомер, чем сильно ускорить чтение музыки.
< Назад Далее >

Предыстория
Хождение по мукам
Об упорстве трудолюбивого уборщика и силе разума
Для чего работают школы и прочие музыкальные учреждения?
Учить или снабжать?
Как мы не учим музыкальному языку
Польза и вред коллективного музыцирования
Фундаментальные проблемы музыкальной педагогики
Какое музыкальное просветительство спасет музыку?
Как мы привыкли учиться и учить музыке
Каким должен быть музыкальный алфавит?
Голос человека – колыбель музыкального языка
Музыкальное зрение
Нотный стан для понимания… нотного стана!
Координация рук – и никакого мошенничества!
Голос, зрение, координация – война или мир?
У семи нянек дитя без глаза
Компьютерный вопрос: учить или не учить?
Откуда берутся «вредные» педагоги
Музыкальная грамотность для всех
Rambler's Top100 Использование материалов сайта в любых целях без согласования с правообладателями запрещено и будет преследоваться по Закону!
Copyright © 2000-2017