На главную МОИ НОВЫЕ КНИГИ, ВЭБИНАРЫ, КУРСЫ
Kurdyumov.ru Как мы защищаем Написать письмо

 

Мои новые книги

Умный огород
Умный сад
Умный виноградник
Умный виноградник для всех
Умная бахча
Мастерство плодородия
Умная теплица
Защита вместо борьбы
Где купить мои книги?
Педагогическая опупема
Техника голодания
Как мы создаем избалованность, упрямство и беспомощность детей
Что нужно знать и делать, если вы хотите заиметь ребенка
Манипулирование и ассертивность
Стать музыкантом? - ЛЕГКО!
Штамбовая пирамида Л.Б. Танкевича
Випон - прорыв для теплиц
Стимуляторы нового поколения
Центры "Сияние"
Грин ПИКъ
Санэкс
Баковые смеси
Об испытании акваринов
Гуматы

Семена

Умная сеялка Болдарева
"Умная" рассада
"Умный" капельный полив
Гранулированные органические удобрения
Умные инструменты из Судогды
Полольник "Стриж"
Плоскорез Фокина
Комплексные удобрения для внекорневых подкормок
Агровертин (акарин) и фитоверм
Курс газоноведения
 
 

 

 

КАК МЫ ЗАЩИЩАЕМ

                                                Пока не появились наука и защита, природа
                                         безграмотно и беззащитно  процветала…

Каков главный критерий разумности нашего хозяйствования на планете?  Производительность, эффективность, рентабельность? Проходили, не помогло. Гуманность, экологичность? Да, но ради чего? А чтобы жить тут долго и счастливо. Жить можно только в живой биосфере.  Это и ёжику ясно!  А нам – нет. Мы до сих пор считаем, что жить можно, убивая биосферу. Наша практика – жить так, чтобы потом жить было нельзя. Согласитесь, ёжик живёт на целую ступень разумнее. Это я всерьёз сказал. Попробуйте оспорить.
Интеллект – это забота о будущем в безграничном смысле этого слова. Если кто-то заботится даже обо всей планете, но в ущерб галактике – не вышел он интеллектом!
Главный критерий разумности на этой планете – устойчивая бесконечность жизни. Только при этом условии возможно развитие. Только бесконечная жизнь имеет какой-то смысл. Нет возражений? Тогда человечество – самый безумный вид на этой планете.
Ни один червяк не убивает свой дом, ни одна инфузория не отнимает у своих потомков среду обитания. Любая козявка живёт по-божески: не мучается проблемами, не одержима страстями и гордыней, не страшится врагов и не боится смерти. Жизнь для неё – просто божий дар; она спокойно исполняет свою работу и достойно несёт свой крест, не преступая своих прав, не нарушая законов. Её жизнь едина с жизнью всего сообщества, и каждый её шаг – служение жизни всех. Тут нет никакой иронии. Это и есть мудрость. У нас такой мудрости достигают лишь великие святые и пробужденные.
И вот – наше поле, вот пшеница, и на ней сидит вредитель – долгоносик, проще - слоник. И смотрит на наши методы защиты своим фасеточным глазом. И я смотрю вместе с ним. Мне так интереснее. Картина следующая: рядом со мной – мудрый и жизнеспособный специалист по переработке зерна, исконный житель биосферы, законный гражданин агроценоза – долгоносик. А где-то вдалеке бегает и пыхает злобой ещё один житель биосферы – человек. Он азартно изучает, строит, химичит и варганит - хочет истребить долгоносика. Кто умнее? Кто мудрее? Кто победит?..

 

ХИМИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА. Главной защитницей объявила себя, конечно, химия: её сила уже тогда была самой убийственной.  Обитатели садов и полей вскоре поперхнулась первыми «достижениями химиков» - ДДТ и ГХЦГ. Может, кому интересно: ДДТ – дихлордиметилтрихлор… какой-то там метан. А ГХЦГ – гексахлор… циклогексан. То есть – хлорорганика. Сейчас о ней как о сне кошмарном вспоминают. А тогда стихи писали! Радостно травя этой жутью зайцев, мы и не замечали, как мрём сами. Потом пошли ДНОК, нитрафен, ТМТД, фосорганика – фосфамид, карбафос, метафос… Тоже убивали  почти всё живое. Однако насекомые с микробами, судя по всему, и не такое видели! Они отряхнулись, осклабились: «Ах, так!?» - и на всю катушку врубили свою генетическую изменчивость. Которую наука, по своему обычаю, признала много позже.
Полстолетия мы увлечённо изобретали и лили на «врага» химическое оружие, старательно закрывая глаза на то, что получаем в итоге. Наконец оглянулись: мать честная! Чем же закончилась святая война за урожаи? Они продолжают падать и дорожать точно так же, как и раньше. Повержен ли враг? Увы, наоборот: нашими усилиями он закалён, отселектирован, размножен и превращён в полчища, практически неуязвимые для большинства ядов. А что – мы? А мы отравили свои продукты, почвы и реки, потеряли иммунитет, больше болеем и раньше умираем.
Думаете, это кого-то напугало?
Конечно, вы так не думаете. Сами намедни регентом картошку опрыскивали: колорадский жук, подлюка, чтоб ему!.. Вот и Европа с Америкой: переместили основные посевы в аграрные страны и воодушевлённо занялись производством новых пестицидов.
Наука, однако, не даром ест свой хлеб.  Ведущие страны вполне осознали: сила агроценоза – в разнообразии жизни и саморегуляции. Посему пестициды производят не для себя, а в основном для «третьих» стран. У себя же строго блюдут экологические нормы и всерьёз развивают биологическую защиту.
Именно европейские учёные впервые занялись изучением и внедрением устойчивых агроландшафтов. К ним примкнули фермеры-органисты, биодинамисты, сторонники биологического земледелия – все, кто понял, что дружить с природой умнее и надёжнее, чем воевать. Ряды их крепнут: развитые страны взяли курс на оздоровление среды, и продукты, выращенные без пестицидов, пользуются там всё большим спросом.
В недалёком будущем сельское хозяйство станет почти беспестицидным. Альтернативы нет: иначе оно просто исчезнет. Но пока жареный петух как следует не клюнул,  главным спросом пользуются пестициды. И вообще, средства надёжного подавления «врага». Ну не наигрались мы ещё в войнушки! Не готовы мы ещё часть урожая честно отстёгивать на стабилизацию и развитие добрососедских отношений с разными козявками. Нам бы грохнуть – и дело с концом. А за инструкции, как дружить, мы платить пока не хотим. Посему современная наука вынуждена искать разные компромиссы: как и живность всякую приумножить, и врага мерзопакостного истребить.
Главных успехов тут добилась, опять же, химия. Пестициды стали намного «экологичнее»:  менее ядовиты для нас, теплокровных; более узконаправленны – бьют только по определённым мишеням, а остальную фауну трогают не очень; быстрее распадаются на неядовитые вещества. Препараты становятся всё более «природными»: убийственное вещество теперь не сочиняют с нуля, а находят в каком-нибудь грибке или в бактерии. Расшифровать любую молекулу и синтезировать её –  это сейчас роботы за пару дней варганят.
Можно сказать, что современная химия, в своих лучших образцах, и применённая очень грамотно, стала приемлемо лояльна для биоценозов. Нам, правда, до такого уровня химической культуры ещё дожить надо. А так долго не живут. Так что нашим полям ещё придётся в прямом смысле хлебнуть лиха.
Кажущийся плюс химии: эффективно бьёт «врага» любой численности. Именно это нас и одурачило! Видя, как дохнут полчища насекомых, мы плевать хотели на их регулярные дикие вспышки. А зря. Именно вспышки – симптом, что экосистема пошла в разнос. Она нам русским по белому показывала: ребята, вы делаете всё не так! Заметить бы, понять… Да вместо ума - вера в науку!
Главный прокол химии, неискоренимый в принципе: она заставляет свои цели быстро эволюционировать. К любому синтетическому веществу живность очень скоро адаптируется. И чем больше ядов попробует, тем скорее. Выход один: постоянно создавать новые вещества. Пока химики успевают. Но в конце этой гонки – что? Точнее – кто?..
Долгоносик криво усмехается. Неправомочное, необдуманное, истеричное прямое убийство – фу-у…  К тому же удачно стимулирует адаптацию к оружию. Класс! И они ещё за это платят?! Давайте, давайте, родимые! (злобно ликует)
Констатирую: в целом интеллект химзащиты ниже, чем у долгоносика.

БИОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА. Биометод - давняя альтернатива химическому: первые бактериальные препараты появились ещё в начале двадцатого века. Экологи давно знают: у любого существа в природе полно врагов: хищников, паразитов, антагонистов. Все питаются друг другом, исключений не бывает. У каждого вредителя есть свой вредитель, у каждой болезни – своя болезнь. Причём есть узкоспециальные: питаются только одним конкретным видом вредителя, или заражают конкретный вид грибка. Другие метут всех подряд. Есть и конкуренты, и антагонисты. Например, микробы, сотрудничающие с корнями растений, дружно травят антибиотиками разных болезнетворных грибков. Грех не пользоваться!
Мы и пользуемся: биопрепараты давно составляют около десятой части мировой защитной практики. Главный плюс биометода - абсолютная экологичность. Никаких последствий для биоценоза! Съел хищник всего вредителя – и с чувством исполненного долга вымер до своего минимума. Главный минус: живые препараты непросто нарабатывать, многие из них практически не хранятся. Продавать трудно! Этот минус легко превратить в плюс, если в каждом районе будут работать свои биолаборатории. Но пока мы хотим оружия, выгоднее продавать химию. Главный кажущийся минус: биопрепараты хорошо работают только при невысокой численности объекта. И они правы! В нормальном, живом агроценозе вспышек численности практически не бывает. Как не бывает и диких скачков урожайности. Можно сказать: кто обходится в основном биопрепаратами, тот хозяйствует экологично и дальновидно. А кто так не может, пусть тратится на химию и кайфует в борьбе за урожай.
Сейчас биометод быстро прогрессирует. Фактически, в это понятие уже входят и агроландшафты, и генная инженерия – всё, кроме  химии «неэкологичных» типов. Начнём с тактических, «боевых» направлений биометода.
Хищные насекомые и клещи. Очень старое, хорошо разработанное направление. Поиск, изучение, выделение, селекция и размножение хищников и паразитов, с особой быстротой и остервенением уплетающих посмевшего вспыхнуть вредителя. Отработанные «живые пестициды» есть фактически для всех главных вредителей, особенно в теплицах. Работают надёжно – только не мешай. Минус один: разводить надо уметь и условия для работы создать.
Микробные биопестициды. Есть микробы, вызывающие болезни насекомых или грибов, а то и просто их гибель. Применяются они в виде живой культуры.
Минус всех живых препаратов, будь то насекомые или микробы: их нужно правильно делать и правильно применять. Попав в нужный момент в идеальные условия, они могут обезвредить до 85-90% живой силы противника. Применённые абы как, могут не сработать вообще. Иначе говоря – требуют интеллекта. Серьёзный минус, как ни крути!
Биопестициды на основе токсинов бактерий и грибков – настоящее оружие. В отличие от синтетических веществ, это вытяжки из культуры специальных микробов. Именно этим и отличаются от многих современных химических препаратов. Исключительно эффективно - на 90-100% - умерщвляют насекомых и клещей, а некоторые – нематод и грибки. Почти не вызывают у них привыкания, так как получены из живой, а значит весьма изменчивой микробной культуры. Малотоксичны для прочей фауны и практически безопасны для нас. К тому же прекрасно хранятся и легко применяются. На сегодня – самые приемлемые из убийственных препаратов. Конечно, мы о них ещё поговорим.
Изучение и селекцию микроорганизмов для разных препаратов можно смело назвать самостоятельным направлением биометода.
Феромоны и прочие сигнальные вещества. Насекомые и прочая живность общаются на химическом языке. Например, есть половые феромоны – они непреодолимо влекут самцов к самкам. Есть феромоны тревоги, вызывающие хаос и возбуждение. Есть вещества, тормозящие линьку или превращение личинок. Есть такие, что пахнут вкусным кормом. Все они, так или иначе, могут запутать, дезориентировать, обмануть, поймать в ловушку, сделать самцов импотентами, а самок фригидными. Феромоны многих вредителей уже используются. В научной перспективе - получить феромоны всех значимых вредителей и научиться их эффективно применять. Нехилая задача, я вам скажу!
Регуляторы роста и развития (РР) – то, что мы привыкли называть стимуляторами. Обнаруживаются всё новые классы биологически активных веществ (БАВ). Сейчас они всё чаще вводятся в состав защитных и питательных препаратов.
Иммуномодуляторы (ИМ) – так сейчас называют усилители, или индукторы иммунитета. Механизмы иммунного ответа растений на внедрение «врага» интенсивно изучаются. Их найдено уже очень много. Запускаются они в основном включением нужных генов и выработкой нужных веществ. Похоже, у растений есть свои адекватные ответы практически на каждую напасть, и учёные полны решимости изучить их все! Есть, однако, и весьма универсальные вещества-сигнализаторы. Например, хитин: из него состоят и панцири насекомых, и клеточные стенки грибов. Препараты из таких веществ, нанесённые на растения, включают или усиливают их иммунные реакции.
Одна беда: биохимия сия весьма тонка и многогранна. Оказалось: многие растения, насекомые, клещи, нематоды грибы общаются с помощью одинаковых или схожих феромонов. Кроме того, болезни с вредителями, похоже, так же необходимы растениям, как и растения им! В общем, всё у них завязано. Посему, и тут грубое вмешательство чревато. Стимулируя иммунитет к болезни, вещество может, например, во всю привлекать определённого вредителя. А тот приносит новую болезнь, которая тоже что-нибудь стимульнёт… И вся эта необъятная масса вопросов определённо стимулирует энтузиазм учёных!
Все упомянутые вещества работают довольно мягко, как и положено  работать природным механизмам. Эффект их обычно не превышает 20-30%. Зависит он на сей раз не только от погоды и вредителя, но и от сорта: у разных сортов разная биохимия иммунитета. Количество факторов, определяющих успех метода, уже зашкаливает. Соответственно, усложняются и компьютерные модели изучаемых процессов.
Наш долгоносик с интересом присматривается к возне в биолабораториях. Ага, эти додумались кинуть против нас таких же, как мы! Придётся попотеть: голодный хищник – не тётка, тут не приспособишься – знает тебя, как облупленного… тьфу, тьфу, не дай бог.  Чужими руками! Хитры, хитры… Но убийство есть убийство: истерика. Значит, переживём. Вещества усвоим, а хищников на все свои поля не наразводитесь! Химики не дадут! (саркастически хихикает)
Ага: интеллект упомянутых методов уже на уровне долгоносика!

Сейчас уже непросто провести границу между химией, биохимией и биологией. Всё это сливается и срастается. Многие стимуляторы, феромоны, токсины и модуляторы иммунитета производятся синтетически: химия? Многие пестициды взяты из живой природы: биология? Очень многие вещества создают несколько эффектов: и стимулируют, и иммунитет повышают, и грибков болезнетворных давят. И всё это вырабатывают многие микробы.
Кажется, всё идёт к какому-то суперкоктейлю микробов и веществ, который будет решать все проблемы. Но мы никогда его не создадим. Он давно уже есть. И его состав меняется каждый час и в каждом месте, сообразно запросам обитателей этого места. Это происходит в любом биоценозе.

СЕЛЕКЦИЯ НА УСТОЙЧИВОСТЬ – выведение сортов, иммунных или устойчивых к болезням. Пожалуй, самое эффективное и разработанное направление защиты. Несомненно, устойчивый сорт – основа хорошего агроценоза. Он просто несъедобен – и популяция болезни просто не развивается, остаётся в минимуме. Всем известны иммунные к парше сорта яблони, устойчивые сорта винограда, смородины, зерновых. Кажется, это решает все проблемы с защитой! Но не тут-то было. Во-первых, есть болезни, к которым нельзя создать устойчивость путём селекции. И невозможно создать сорт, устойчивый ко всем болезням. Во-вторых, генетическая устойчивость часто означает уменьшение урожая, его сладости или крахмалистости. В третьих, скажем себе спасибо: у многих болезней теперь сотни различных рас, и вывести устойчивый сорт уже невозможно. Но главное, устойчивый сорт не долговечен: болезни приспосабливаются к нему за несколько лет. Селекция на устойчивость – благородное, но бесконечное состязание с болезнями.
В последнее время селекционеры всё чаще обслуживают работу инженеров-генетиков: из сотен трансгенных линий отбирают нужные, сортовые, а потом доводят до чистоты и однородности, как любой сорт.

ГЕННАЯ ИНЖЕНЕРИЯ – самостоятельная технология. Обслуживает самые разные цели. Мир, в общем, уже успокоился насчёт генетически модифицированных, или трансгенных растений: за двадцать лет никаких особых опасностей от них не найдено, и главные технические культуры в аграрных странах почти целиком трансгенны. Россия только вступает в эпоху трансгенов, и мы говорим о них много: одни очень хвалят, другие очень ругают. На самом деле, возможность вставлять определённые гены – просто новый уровень управления свойствами живых организмов. Как интернет или компьютер, трансгенез – просто очень мощный инструмент. Можно использовать его во благо, а можно во зло. История учит: мы обязательно применим его в обоих направлениях, как и любые достижения науки (см. вышеизложенные умствования о проблемах, геройской борьбе и доблестной защите).  
Вставкой гена урожай не утроишь, посему размером и весом занята, как и всегда, гибридизация. А трансгенез семимильно шагает в основном в направлении защиты растений. Прежде всего, создаются сорта, устойчивые к раундапу. Среди гербицидов он один бьёт все сорняки, не особо ухудшая при этом почву. Облил такое поле раундапом всего пару раз – сорняков нет, а культура растёт, как ни в чём не бывало. Экологично! Другое важное направление трансгенеза – сорта, устойчивые к главным вредителям. Вставленный ген заставляет растение вырабатывать токсин, смертельный для насекомых и безопасный для нас. Например, есть кукуруза, убивающая стеблевого мотылька, или картошка, травящая колорадского жука: надкусил – и готов. Есть хлопок, к которому хлопковой совке лучше и не приближаться, есть соя, сахарный тростник. С болезнями труднее – они очень изменчивы. Но и генов иммунитета у растений - тысячи. Есть, чем заняться!
Естественно, трансгенез быстро срастается с биохимическими методами. Генетикам хочется заставить растения вырабатывать и РР, и токсины, и  иммунные вещества; биохимикам нужны гены, которые включались бы от действия их навороченных молекул. На гора выдаются сотни новых генных комбинаций. Целая армия селекционеров занята их отбором и шлифовкой.
Несомненный плюс трансгенов – резкое падение нужды в пестицидах. Вопрос – какой ценой. Уже ясно: как и пестициды, трансгенные растения не приблизят нас к устойчивому земледелию.  Уже появляются сорняки, устойчивые к раундапу, и мотыльки, трескающие ядовитую кукурузу. Уже доказано: многие трансгенные растения опасны для теплокровных животных. Уже понятно: изменённые генотипы просачиваются в природу. А вот к чему это приведёт, пока непонятно!
Что же наш долгоносик? Похоже, потерял к нам всякий интерес. На головотрубке выражение глубокого разочарования: ну-у, ребяты, я о вас лучше думал... Война войной, но надо же меру знать. Вы хоть понимаете, куда залезли?.. Мы-то всё равно приспособимся – чай, гены не понаслышке знаем! Вы, наверное, хотите увидеть, что получится, когда чхающим на химию станет ещё и плевать на трансгенез? Как обычно, получимся мы – ваши соседи. А куда деваться? Не вымирать же! Мы – только отражение вашей глупости. И неистребимы в той же степени, в какой неистребима она! Я-то думал, вы когда-нибудь поймёте это…
Да-а!.. Не исключено, что интеллект трансгенеза, при самой колоссальной наукоёмкости, может оказаться даже ниже, чем у химических пестицидов. Дай Бог, чтобы я ошибался!

АГРОМЕТОД ЗАЩИТЫ – защита умной агротехникой. Раритетное направление для продвинутых, сдвинутых и неугомонных исследователей. По сути, это способы исключить или снизить жуткие потери урожаев от ошибок в агротехнике. Любой агроном подтвердит: традиционная агротехника создаёт кучу проблем.  По моим прикидкам, только из-за тупого следования «научно обоснованной» агротехнике мы теряем не меньше половины урожаев.
По сути, бездумная агрономия – искусственное размножение вредителей и болезней. Показано: только коррекция принятых агроприёмов может снижать заболеваемость в 3-7 раз! Например, существуют дозы и пропорции удобрений, при которых посевы болеют в несколько раз меньше. Почти так же влияют и сроки посева. Сильно влияют предшественники. В разы можно ослабить болезни, мозаично располагая разные сорта. Во многих случаях очень эффективны приманочные посевы.
Агрометод – замена пестицидов собственным умом. Его эффективность - не десятки, а сотни процентов. Факт: почти всегда есть агрономический способ снизить поражение растений настолько, что нужда в пестицидах сильно уменьшится или вообще отпадёт. Дальше я проиллюстрирую этот факт.
У долгоносика глазищи блестят: ну, молодцы, ну, порадовали, черти! Ведь можете, когда захотите! Уже тепло, уже почти горячо! Мы же не звери – мы по принуждению, вы же нас сами заставляете... Уж как минимум провоцируете. А куда не просят – мы и не полезем. Вот и договорились бы. Вы только наблюдайте, кумекайте, шевелите мозгами-то! Но как же вас, таких, мало…
Агрометод – попытка уйти от конкретной проблемы и ненужной борьбы. Вот это уже – умнее долгоносика!

 

АГРОЛАНДШАФТНЫЙ, или ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД.
Смысл этого метода в осознании нескольких общеизвестных фактов.
Эта планета создала устойчивую биосферу задолго до нас. Мы же целиком зависим от устойчивости биосферы.
Потенциал адаптации микробов и насекомых на несколько порядков больше нашего. Природу невозможно победить. Можно только уничтожить целиком.
Если исчезнут микробы или насекомые, человечество исчезнет тоже. Если исчезнем мы, ни микробы, ни насекомые этого даже не заметят.
На Земле не существует естественных сообществ, состоящих из однолетников. Не бывает сообществ из одного вида растений. Только сообщество разнообразных многолетников может оставаться стабильным в биосфере.
Все природные сообщества абсолютно устойчивы ко всем естественным факторам планеты. Никакое сообщество не устойчиво к вмешательству человека.
Естественные биоценозы устойчивы тысячи и миллионы лет. Агроценоз без помощи человека исчезает за два года.
На планете нет более устойчивых сообществ, чем природные. И нет более неестественных и неустойчивых, чем наши агроценозы.
Удерживать устойчивость агроценозов всё дороже. Реальная стоимость одного гамбургера, с учётом всех реальных затрат, от добычи руд до лечения болезней, вызванных загрязнением среды – около 80 долларов США.
Куда же мы так упорно лезем, братцы?..
Разумный агроландшафт – это, как сейчас говорят европейские учёные, максимально возможная имитация естественного биоценоза. В природе у каждого насекомого около полусотни видов хищников и паразитов, а у каждого микроба – больше сотни видов. Как бы мы ни упирались, мы не сможем уравновешивать численность живых существ лучше, чем они уравновешивают сами себя!
Слава богу, живые существа сами радостно заселяются всюду, где мы просто перестаём их методично уничтожать. Наша задача проста: стать нормальным членом, а не терминатором экосистемы. То есть немного умерить аппетиты, убрать пестициды, наполнить агроценоз разнообразием живых существ и создать условия для их нормальной жизни. И только в редких и крайних случаях разумно использовать мягкие, биологические средства управления численностью отдельных существ.
Например, микробные препараты на основе микробов-антагонистов, симбионтов корней и улучшателей почвы.  Для них обычно используют отобранные сильные штаммы. Например, это разные виды ЭМ – эффективных микроорганизмов. Внесённые в почву или на семена, такие микробы частично подавляют корневые гнили и прочие болезни, накапливают азот воздуха или фосфор почвы, ускоряют распад органики, сотрудничают с корнями. Поселённые на растения,  сдерживают развитие болезней.
Плюс почвоулучшателей: обогащают жизнь агроценоза и в почве, и на поверхности. И особенно тем, что заставляют вносить в почву органику и заботиться о влаге – потому что «без них не работают»! Кажущийся минус: не работают так фантастично, как писано в рекламе, и дают эффект только в сотрудничестве с головой хозяина. Особый плюс: в нормальном почвенном биоценозе, где достаточно органики,  все они присутствуют и так.
Устройство более устойчивых агроландшафтов давно изучено и проверено практикой натурального, биологического, органического земледелия. Основа агроценоза – полноценный биоценоз почвы. Уже больше сотни лет земледельцы, отказавшиеся от плуга и оставляющие на поле все растительные остатки, получают стабильные высокие урожаи. Защитникам поля нужны дома – лесополосы, полосы естественного дёрна, опушки, лужайки, кустарники. Им нужен корм – нектар и пыльца. Почти вдвое снижают численность вредителей смешанные посадки - мозаика из разных видов и сортов. Благотворно влияет на агроценоз устройство ручьёв и водоёмов.
Таких приёмов много, и везде они свои. Чтобы устроить агроландшафт, знаний по агрономии крайне мало – нужно понимать жизнь всего сообщества. Устойчивые агроландшафты – уже не метод защиты. Это стратегия нормальной жизни на земле. Земледелие, которое сможет существовать вечно. Естественное, по образцу природы: почти без защиты и без всякой борьбы.

Долгоносик: ну наконец-то!!! Ну конечно же! Ну, кто же нас отрегулирует лучше нас самих?! Не надо нас бояться, не надо воевать – верните нам нормальную среду. Тут толпа сама всё разрулит! Дайте жить по-насекомски! Мы ж тут все свои. От хищника не обидно и в глаз получить – он слабаков отлавливает. И яйцееду своё отдадим, знаем: сейчас не даст всё пожрать, чтоб на будущий год нам же и хватило! И все тут с личинок понимают: от растений наша жизнь. Пользуем, кому сколько отписано, лопаем друг дружку, но главный-то смысел жизни – растения поддержать! Так что зря вы всю это кашу заварили. Ну, даст Бог, одумаетесь!

Уверен: одумаемся. И скоро. Долгоносики с чистой душой смогут признать наше интеллектуальное превосходство!

Наука бурно развивается, а мир как терял, так и теряет треть всех урожаев.
Хотим мы этого или нет, но каждое наше действие влияет на будущее. Закон кармы! Изобретая что-то, умный человек задаётся двумя вопросами: что получится сейчас и к чему это приведёт в будущем. Земледельческая индустрия упорно смотрит не дальше своего носа - поэтому и остаётся с носом. Долгоносик циклопических размеров – вот символ нашего земледелия! Живо представляю эту сверкающую скульптуру где-нибудь возле Белого Дома. Только несправедливо это будет. По отношению к долгоносику. Он-то смотрит на сотни лет вперёд!

< Назад Далее >

Сказка о том, как появилась защита

Как мы защищаем

Разберёмся с хорошо известным!
Химия
К вопросу использования химии
Мы и наши противники
Сорняки
Сказки о хищниках и паразитах
Главное о прочих хищниках
Реальная защита растений
Реальная защита на деле
Дачный Клуб Дачный форум "Наша Дача" Цветочный Клуб
Rambler's Top100 Использование материалов сайта в любых целях без согласования с правообладателями запрещено и будет преследоваться по Закону!
Copyright © 2000-2016
Доставка цветов в Новосибирске