На главную МОИ НОВЫЕ КНИГИ, ВЭБИНАРЫ, КУРСЫ
Kurdyumov.ru Сорняки Написать письмо

 

МОИ НОВЫЕ Е-КНИГИ

Умный огород
Умный сад
Умный виноградник
Умный виноградник для всех
Умная бахча
Мастерство плодородия
Умная теплица
Защита вместо борьбы
Где купить мои книги?
Педагогическая опупема
Техника голодания
Как мы создаем избалованность, упрямство и беспомощность детей
Что нужно знать и делать, если вы хотите заиметь ребенка
Манипулирование и ассертивность
Стать музыкантом? - ЛЕГКО!
Штамбовая пирамида Л.Б. Танкевича
Випон - прорыв для теплиц
Стимуляторы нового поколения
Центры "Сияние"
Грин ПИКъ
Санэкс
Баковые смеси
Об испытании акваринов
Гуматы

Семена

Умная сеялка Болдарева
"Умная" рассада
"Умный" капельный полив
Гранулированные органические удобрения
Умные инструменты из Судогды
Полольник "Стриж"
Плоскорез Фокина
Комплексные удобрения для внекорневых подкормок
Агровертин (акарин) и фитоверм
Курс газоноведения
 

Дискатор агризем

Дискатор катрос

Культиватор Корунд

Борона подсолнуховая

Пропашник коляды

 

СОРНЯКИ

СТО ЛЕТ НАЗАД

Перечисляя до сотни видов сорняков, книги того времени уверенно учат полоть – тщательно, часто и со знанием предмета. Летники следует уничтожать ещё осенью или рано весною, сорняки с мощными корнями следует «выкапывать целиком, тщательно выбирая все корни», а против многолетников, и особенно корневищных, настоятельно необходимо глубже пахать и копать, дабы «совершенно обновить поле».
Но «врага» изучали всерьёз. И кроме биологии сорняков, глубоко копали в их экологию. Приведу актуальное для нас наблюдение – о зарастании брошенного поля. Оказывается, оно определяется применявшимися орудиями, последней культурой и погодой в последнем «культурном» году. Там, где применялись плуги, залежь зарастает в основном злаками и корневищными сорняками, и вскоре напоминает сухой луг. Если же почва обрабатывалась сохой или ралом (безотвально), залежь покрывается «бурьянами»: осотом и бодяком, чертополохом, коровяком, полынью, ромашкой, шалфеем, синеголовником, чиной.
После овса всегда всходят луговые злаки: мятлик, тимофеевка и типчак, а так же вьюнок и бодяк. После ржи залежь напоминает скорее пар: полынь, пырей, лапчатка, молочай, змееголовник, тысячелистник.
Сырая осень и сухая весна – быстрее разрастается пырей; сухая осень и мокрая весна – впереди бурьяны. Вообще, злаки буйствуют в сырой год, а бурьяны процветают в сухой.
Сто лет назад агрономы ещё всерьёз задумывались над «полным искоренением» тех или иных сорняков. Приводятся многочисленные стратегические способы борьбы, как то: «Для уничтожения пырея и других сорняков Гунтеман рекомендует посев бобовых трав. Осенью поле лущат и хорошо удоброяют; весною боронуют, затем лущат, вспахивают и засевают смесью торицы и сараделлы. Торица развивается  раньше, даёт укос и служит покровом для сараделлы;  сараделла даёт ещё два-три укоса. Весь следующий год и начисто очищает поле от пырея».
Фермеры Европы уже тогда бдели за сорняками организованно и дружно. В Германии и Австрии на их средства работали местные инспекции. Каждый месяц инспектор осматривал поля своего района, анализировал ситуацию и рассылал распоряжения, предписывая каждому исправить замеченные беспорядки. За нарушения – приличный штраф. А кто по объективным причинам не справился – из этих же денег и помогали.
Тогда же появились и первые гербициды: д-р Штендер применял против однолетних сорняков 15% раствор железного купороса, а проф. Гейнрих – 15% растворы аммиачной селитры и сульфата аммония, а так же 40% раствор хлористого калия. Брызгали рано, по цветущей сурепке, и злаки почти не страдали: с их листьев капли скатывались. Позже, естественно, придумали смешивать соли с купоросом – действовало ещё лучше.
Огромное преимущество – использование ручного труда. В ходу были специальные клещи для выдёргивания бодяков; зубчатый заступ и зубчатая мотыга (рис …….) для выдёргивания щавелей, лопухов, борщевиков и девясилов; двузубый и пятизубый мотыжные крюки (рис ……) для выдёргивания подорожника, чины, яснотки и иже с ними. Никто никуда не спешил. «С помощью зубчатого заступа один мальчик за час может уничтожить до сотни конских щавелей…» Пожалуй, у меня на всём огороде сотни не наберётся!
И всё же из тех времён непривычно веет мирной романтикой. «Если провести осеннюю вспашку, а весною пустить поле под пропашные культуры, пырей можно уничтожить совершенно». «Оставив поле на два года под свёклу и бобы, можно совершенно очистить поле от овсюга». Или: «посевы гречихи уверенно глушат сорную растительность». И даже такое: «скашивать сорняки до их обсеменения – верное средство за два-три года покончить с ними».
Да уж, были времена!  Многие поля ещё толком не засорены, тьма земель вообще не распахана! Да и сорняки были как-то посубтильнее. Теперь распахано всё.  А всё, что распахано, засорено под завязку. Как жить при таком раскладе?

 

ПРАВИЛЬНАЯ  ЦЕЛЬ

                                                 Зри в семя!

Козьма Прутков - Ник Курдюмов

К началу двадцатого века сорняки в основном приняли современный вид. Устоялась и наша стратегия: полоть. То есть уничтожать сами растения – но не их причину.
Прошёл век, а мы по-прежнему развиваем только способы прополки: культивационную технику и гербициды.
Техника и в самом деле шагнула далеко вперёд. Во всяком случае, в Европе и Америке. Сеялки стали заодно и культивировать. Культиваторы и дискаторы перестали забиваться комьями и остатками растений, стали тонко регулироваться, идеально подрезать и выглаживать ложе, самозатачиваться и носиться по полю со скоростью до 20 км/час. Бороны стали тонко специфичными: вычёсывают всё, кроме всходов определённой культуры. Компьютеры только что на боронах ещё не стоят. И что же, исчезают ли сорняки?
Отнюдь. Всходят, как обычно, каждую неделю. И правильно делают. В любом навозе - миллионы семян. Сняв урожай, арендатор уходит, и поля дружно обсеменяются. Недавние «залежи перестройки», сплошь покрытые миллиардами свежих семян,  вновь заботливо вспаханы – сорняки снова в деле! Умная техника, конечно, радует. Но глупый земледелец по-прежнему должен гонять её многократно, а топливо уже кусается, как собака. А машины кусаются ещё сильнее!
Современные гербициды тоже великолепны. Есть узкоспециальные: злаковые или только для двудольных, для всех или только для мелких проростков, и даже для отдельных культур. Прорыв? Для традиционного земледелия – пожалуй. Но не надолго. Гербициды – пардон за каламбур – палка о ещё более двух концах.
Почвенные – очень убийственны, и многие из них угнетают почву, а часто и культуру будущего года. Против них даже есть антидоты. Но согласитесь: платить за то, что поднял сорные семена, потом за гербицид, потом за то, чтобы грохнуть им культуру, а потом за то, что пытаешься её откачать – это уже ни в какие ворота!
Листовые гербициды в этом смысле намного безопаснее. Сегодняшний шедевр – раундап: листового действия, бьёт всё, и юное и взрослое, и почву практически не загрязняет. Одна беда: по культуре не применишь. Решили и эту проблему! Трансгенные раундапоустойчивые сорта штампуются уже десятками. Раундап становится основным гербицидом. Но именно поэтому век его уже не долог. Гены устойчивости разлетятся с пыльцой, расползутся с насекомыми и микробами, и быстро помогут остальным сорнякам стать такими же. Да они и сами уже справляются – устойчивые популяции уже есть.
Заметьте, сколько знаний, науки, техники, денег – и на что? На то, чтобы убить всего лишь явленную часть сорняков – уже взошедшие  растения. Или хуже того – только вершки срубить.
Братцы! Сорняки давным-давно – экологическое явление. Наши современные поля – истинные, долговременные растительные сообщества. Популяция сорняков – гигантский сверхорганизм из триллионов семян, обосновавшийся в почве на десятки лет. Спокойно лёжа в пахотном слое, он изучает нас, не рискуя абсолютно ничем. Что такое «собственно сорняки», вышедшие весной на поверхность? Максимум сотая часть живой силы – разведчики. Истинные «коммандос», скажу я вам! Эти знают своё дело! Ничуть не напрягаясь, они эффектно втирают нам очки, пудрят мозги, сеют панику, зверят и скотинят нас тяжким трудом, а заодно собирают разведданные о наших новых потугах и успешно обсеменяются – отсылают информацию в Центр. А мы, как коровы, тупо видим зелень и покупаемся: вот они, ату их! Разумеется, сколь бы усердно и наукоёмко мы ни брили эту щетину, сорнякомонстр от этого только молодеет и набирается ума.
В концепции современной агрономии сорняк – некая бесконечная данность, с постоянным прорастанием которой ничего невозможно поделать. Мы даже не допускаем, что сорняки могут перестать прорастать. Представьте, наука об этом даже не задумывается.
Уважаемые коллеги, в нашем случае курица начинается всё же с яйца. Смотреть в корень уже не достаточно – зри в семя! Вот правильная постановка научной задачи: прекратить само прорастание сорняков. Прервать их размножение,  ликвидировав их экологическую нишу в агроценозах.
Продуктивным будет только такой метод защиты, который навсегда исключит прорастание семян, запасённых в почве. Нетрудно представить: для этого нужно навсегда прекратить заделку новых семян. Ёжику понятно: сорняки не уйдут, пока мы не перестанем их сеять!

НЕМНОГО КОНКРЕТИКИ

Конкретика проста: урожай с сорняками несовместим. Многие из них, как ценные члены растительного сообщества, уместны на обочинах и залежных участках, но не на грядках. Здесь все пустые ниши должны занимать, насколько это возможно, культурные растения. И мешать им не должен никто. Главное, чтобы способы защиты были разумными. Я имею в виду обычную разумность: мы а) не убиваемся сами, б) не убиваем почву и биоценоз, и в) не размножаем то, с чем боремся.
Вот наш сегодняшний арсенал.

1. НОРМАЛИЗАЦИЯ ЭКОНИШИ

Базис любой защиты – нормально занятая экониша.
Мы свою до сих пор не заняли. Пахотный агроценоз суть огромная экониша, создаваемая в пользу сорняков! Прополка при таком раскладе – занятие забавное. И чем она усерднее и хитроумнее, тем смешнее.
Я вижу три способа завладеть эконишей собственного поля.
1) ЗАХОРОНЕНИЕ СОРНЯКОВ.
Нормальная экониша для сорняков это: а) поверхностный слой органической мульчи, и б) навечно захороненный под ним запас семян.  
Как и любая живность, растения дают в тысячи раз больше семян, чем нужно для выживания популяции. Несмотря на хитрые способы распространения, быстрое прорастание и даже ввинчивание в почву, выживают единицы. Почему? Просто потому, что никто не вкапывает их про запас.
Поверхностная органическая мульча – единственное место, где семена уязвимы! Именно тут биоценоз регулирует численность растений.   Именно здесь, где максимум тепла и влаги, прорастают все семена, способные прорасти. Именно здесь их, вместе с проростками, в массе поедают грибы и насекомые. Именно поэтому на лугу, в лесу сорняки – не жильцы. И на поверхности поля им тоже не светит ничего: та же живность, культура глушит, да и полоть мы, как-никак, умеем. Через пять лет – всё чисто. То есть остался минимум, заносимый ветром и птицами – ниже не прыгнешь.
А «сорнякомонстр», если его больше не трогать, так и будет лежать в почве, пока не умрёт. И пусть себе лежит: кому он там мешает?.. Можно до конца жизни без сорняков работать. Одного надо бояться: обязательно найдётся штрейкбрехер. Этот умник пошлёт нас подальше и попрёт с плугом, «землю взрыхлить». Или даже просто заглубит дискатор на 7-8-10 см. Всё, вся работа насмарку! Разбуженный сорняк встанет стеной. А этот эксгуматор скривится и скажет: «Ну, что я говорил? Засорил ты поле своими фокусами!»
Думаете, теории развожу?.. Поезжайте в Киселево, в агрофирму «Топаз» – всё сами увидите.  Ребята справились с сорняками за четыре года. Чизель, или щелерез – разрушить плужную подошву. Мульчировщик-измельчитель – чтобы всю органику на поле оставлять. Дискаторы и культиваторы. И сеялка-комби. Других орудий нет. Обработка почвы – строго на 5 см. У них это почти религия: даже на 6 см не моги! Потому что цену этого сантиметра лично прочувствовали. Подробности – в главе о почве.
Чтобы восстановить почву, топазовцы вносят гербицид ленточно – форсунки навесили на сеялки. Обрабатывается только лента в 30 см. При обилии органики почва не страдает. Трофи бьёт все мелкие всходы, не трогая лишь осоты и дурнишник. При 40%-м расходе это обеспечивает кукурузе хороший старт. Между полосами – одна культивация. Всё остальное кукуруза глушит сама.
Самым густым ковром сорняков покрываются новые поля, взятые после пахоты. Взяв летом такое поле, ребята сразу доводят до ума поверхностный слой: дважды провоцируют всходы и дискуют их. Потом, по зелёному ковру, дают раундап – давят многолетники. Весной уже так чисто, что урожай окупает затраты. Через год достаточно пустить дискатор после урожая, дождаться всходов и раундапнуть. Через три года раундап можно заменить дисковкой. Через пять – достаточно одной дисковки.

2) УПЛОТНЁННЫЕ И ПРОДЛЁННЫЕ ПОСАДКИ.
Суть проста: не оставлять сорнякам по возможности ни пространства, ни времени. Пустая земля – экониша, так же искусственно создаваемая для сорняков.
Проще всего – продлённые посадки. Поле, не занятое ничем полезным в конце лета или осенью – конкретная вотчина сорняков. Тут два варианта: или машины ходят только для очистки поля – то есть впустую, или сорняки обсеменяются. Умнее третий вариант: машины ходят для ухода за второй культурой или для заделки сидерата, заодно уничтожая и сорняки.
В книгах по земледелию очень много пишут о том, что всходы сорняков эффективно подавляют, например, рожь, гречиха или кукуруза. Раньше их густые посевы применяли специально для очистки почвы.
Сейчас пожнивно и поукосно сеют разные сидераты. В южном Черноземье самые продуктивные - белая горчица, масличная редька, яровой и озимый рапс. Вырастают они за полтора месяца, косятся и неплохо очищают почву. Дотошные немцы проверили: оставленные на зиму, эти культуры так рыхлят почву, что заменяют и осеннюю вскопку. Для обогащения почвы подсевают бобовые: горох, сараделлу, однолетний люпин, вику.
Многолетние кормовые бобовые – люпины, козлятник, люцерну –   сеют под покров озимых. Поле не пустует, а осенний укос бьёт по сорнякам.
Огородники могут засевать убранные участки салатными овощами: редиской, салатами, листовой горчицей, кориандром. На юге пойдут и пекинская капуста, и зимний редис, репа, горох, а то и морковь – бывает, тепло стоит до середины ноября. В качестве санитарно-обогащиющих сидератов годится всё: пшеница, ячмень, овёс, горох, рапсы, редьки и сурепки, подсолнечник и гречиха «на зелень». Некондиция семян сахарной свёклы – вообще суперсидерат: сколько сахара! Всё это лучше оставить в зиму. Не стоит связываться только с многолетниками – люцерной, люпином: весной замучаетесь рубить.  
Смешанные посадки – искусство. Его осваивают не многие. В основном это дачники, увлечённые необычным огородом, или фермеры-органисты, работающие на небольших площадях. Варианты совмещений каждый находит для себя, исходя из своих условий и целей.
Мы пришли к трём простым способам присвоить экониши своих грядок.
Во-первых, рано весной сеем редиску, салаты, кресс, листовую горчицу, а так же укроп и кориандр. Раскидываем просто вразброс, под грабли. Укрываем спонбондом или плёнкой. Вылезло, встало – делаем прополочку. К моменту посадки огурцов и томатов почти всё уже съедено, а оставшийся укроп и кориандр не мешает. В августе, после очистки гряд, сеем на свободные места всё то же. Успеваем редиски поесть, зелени пожевать, прополоть ещё разок. Запоздавший салат может остаться в зиму, и весной созревает первым.
Во-вторых, все лианы, вплоть до высоких томатов, у нас на шпалере. И сорняки не страшны, и места почти не занимают. Боковины грядок быстро освобождаются. Тут, по обеим сторонам, мы сажаем что-то относительно лояльное к полутени: петрушку, морковь, баклажаны, перцы, кустовую фасоль. Два-три овоща на грядке, да ещё укроп торчит, а то и астра какая, амарант или овощная лебеда – и нормально.
В третьих, мы постоянно толсто мульчируем почву.
3) МУЛЬЧА.
Не всякий сорняк доползёт до середины мульчи… если это солома по щиколотку.  Не будем сейчас повторять про органику, сохранение влаги, активизацию микробов. Мы – о сорняках.
Луговой дёрн весной – это плотный войлок прошлогоднего травостоя. Только злак в состоянии проколоть его своей иголкой. А двудольному сорняку с его лопухами-семядолями – куда там! В лесу и того хуже: слой листвы слёживается в такую дерюгу, что пробивают её в основном только многолетники.
Я и не представляю, что бы было у нас на грядках без мульчи! Как только зелень убрана и рассада посажена, мы стараемся укрыть всё. После этого видим в основном отдельные выползки пырея да вьюнок, с трудом прорвавшийся к свету. Ну, эти где угодно пролезут – не сержусь, уважаю. Пшик – и нету. А кто по хозяйской лени и вылез, так из мульчи двумя пальцами вытаскивается. Даже взрослые кусты лебеды и щирицы дёргаются элементарно. Мульча всех обманывает: притворяется природной почвой. На самом деле, застели огород сплошной фанерой, так все сорняки по поверхности корни и распустят. Чую, из этой идеи можно вытрясти много интересного, но это уже в другой раз.
…Итак, наша экониша больше не вывернута наизнанку и занята по максимуму. Ликвидирована сама причина сорняков, и они сходят к минимуму. Вот теперь прополка – дело оправданное и разумное. Тут и гербициды не повредят – их нужно совсем немного, и хорошие орудия кстати  – меньше сил и денег тратить.

2. УМНЫЕ ОРУДИЯ

Сначала о технике.
Чтобы быть умным, орудие для поверхностной обработки почвы должно иметь два обязательных качества: а) опору на задний каток и, как следствие, регулировку рабочей глубины с точностью до сантиметра, и б) рабочие органы, которые не забиваются ни комьями, ни остатками растений. Я мог бы в деталях показать, что без этих качеств ни создать умное поле, ни заметно увеличить рентабельность невозможно. В СНГ наверняка уже производятся подобные машины, но я пока не видел их ни в хозяйствах, ни даже на выставках. В интернете нашёл один похожий культиватор – КЛД-3,0, Лозовского кузнечно-механического завода, что под Харьковом. Зато видел в «Топазе» французские и немецкие. Их и покажу – общий принцип будет виден.
После трёх лет исследований самым удачным оказался дискомульч «Agrisem» (см. некоторые фото в статье об агрофирме «Топаз»). С измельчённой стернёй кукурузы справляется за один проход. Французский «Quivogn» («кивонь» по-нашему) и немецкий «Catros» очень хороши для весны, но для кукурузной стерни легковаты – приходится проходить её дважды-трижды. А вот  для пшеницы в самый раз. Опорные катки этих машин позволяют тонко регулировать глубину. Диски на индивидуальных пружинных лапах вибрируют и самоочищаются от любого мусора. Результат: чистая от сорняков, идеально смешанная мульча. Рабочая скорость – 18-20 км/час, производительность – до 200 га за смену. Почувствуйте разницу.
Предпосевную подготовку такого поля лучше всего делать пружинным культиватором, например «System Corund» (52, 53). Его S-образные лапы расположены шахматно и работают, как перфораторы. Машина идеально выглаживает ложе, не забиваясь растительными остатками. Если много сорняков, на лапы надеваются стрельчатые наконечники, если мало – долота. Скорость – до15 км/час.
А вот так могут выглядеть умные бороны. Эта – подсолнуховая. Вычёсывает всё, кроме самого подсолнечника. Пробовали по кукурузе – отказались: ломает 3-4% всходов.
Вот такая вот загогулина, понимаешь!..

Умные ручные орудия уже описаны в «Умном огороде». Но есть и кое-какие новости.
Рекорд ума до сих пор ставит плоскорез Фокина. Но и его можно улучшить. Например, И.П. Левин из Русской Гвоздёвки, что под Воронежем, взял за основу лапу довоенного пропашника «Планет»: его изобрели мудрые ребята. Плоскорез он затачивает не кверху, а книзу, на заглубление. Клин заточки широкий и узкий,  как на лезвии секатора. Заточка – с обеих сторон, и на вертикальной части лезвия тоже. Черенок лучше удлинить на полметра. И обязательно нужно усилить конец черенка железной манжетой, иначе усердные огородники разбивают отверстия, и черенок расщепляется. Плоскорезы фирмы «Судогодский плоскорез» такими манжетами снабжены.
Важно и то, что нижняя рука или не охватывает черенок, или излишне согнута – это и утомляет мышцы. Для большой однообразной работы удобнее сделать с боку фиксируемую рукояточку.
Среди полольников самым эргономичным остаётся «ручной культиватор» с отрезанными зубчатыми колёсиками, описанный в «Умном огороде» как «тяпка-бритва» (рис. ……). Лезвие полольника вынесено вперёд, за конец черенка, наподобие носка лыжи, поэтому его одинаково просто и тянуть, и толкать.
Полольник «Стриж», выпускаемый в Новосибирске, хорош своим самозатачивающимся лезвием, но находится оно прямо под концом черенка – как будто передняя часть лыжи срезана (рис. …..). Толкать вперёд такой инструмент неудобно, но удобнее тянуть к себе. Для междурядной прополки он очень хорош.
Что значит плоскорез или полольник по сравнению с тяпкой?
«…Дача для меня была каторгой. Особенно донимал сорняк: через неделю приезжаю – всё снова заросло. Уже компостная куча горой – а он всё гонит! Смотрел я с тоской и безнадёгой на это дело, и невольно вспоминалось из Библии: «И было чудище то огромно, стозевно и лаяяй». Это – думал я – про сорняк.
Сосед, начинающий дачник, поделился выводом: «Единственный способ борьбы с сорняком – забетонировать весь участок!» Поэтому, прочитав в газете о плоскорезе – бегом в магазин.
Плоскорез сделал с тонким черенком длинной 165 см. Лёгкий, удобный: за минуту враг повержен на площади около 10 кв. метров! Чуть увижу сорняк – рука сама тянется к плоскорезу, как к пистолету. Правда, порезал и всходы моркови, в связи с чем жена установила  запретные зоны на участке – но это издержки. Теперь другая проблема: не хватает сорняка для мульчирования грядок и дорожек!  Компостная куча исчезла. Про тяпку забыл.
Кожемякин Л. М., полковник в отставке».
Вот что говорят профессиональные военные!

Пропашники у нас, увы, так никто и не выпускает. Все, кто пытался, прогорели: нет нормального спроса. Ну не хотим мы полоть впятеро быстрее! Я пока не видел модели лучше, чем у краснодарца Сергея Коляды (фото), хотя есть и другие конструкции.
Заслуживает самого глубокого копания идея пропашника или культиватора тянущего типа. Он может быть однорядным, а может и трёхрядным. Заглубление лезвий легко ограничить опорными колёсами. Если сверху поместить небольшой груз, угол атаки не нужен – совершенно плоские лезвия могут идти параллельно поверхности, что вдвое уменьшает усилие тяги. Неплохо и то, что за культиватором остаётся нетоптаная полоса. При желании рабочее органы можно сделать сменными: для подрезки сорняков, для рыхления, для щелевания.
Главная беда со всеми тяпками и плоскорезами: затупился – в разы хуже работает!  А тупятся они быстро – сталь сейчас не та. А точить как-то всё время лень, да и точило должно быть нехилое. Выход из этой беды нашёл Павел Франкович Траннуа, автор интересной системы огородничества и серии исключительно умных, дельных книг. Лезвия полольных инструментов он делает из полотен обычных ножовок. Сталь настолько прочна и тонка, что практически не нуждается в заточке, а если ещё и заточить – чудо! Умельцы знают, как с ней работать. Один из его вариантов – тяпка с лезвием.
Из полотен получаются и отличные полольники. Главное в конструкции, чтобы усилие лезвия не шло на изгиб, а шло только на рез. Вот один из возможных вариантов такого полольника. Было бы совсем здорово согнуть полотно и сделать цельное лезвие, как у «Стрижа».
Тверянин Михаил Ежов, впервые сообщивший мне об идее Траннуа, усиливает такими лезвиями подгребные лопаты. Получаются «подрезалки», весьма удобные для прополки и рыхления на относительно рыхлых почвах (фото).
Несколько лет наблюдений привели меня к окончательному выводу: на тяжёлых суглинистых почвах, и тем паче, если весной они заливаются водой, применять все эти орудия вряд ли возможно. Плотные, почти каменные комки – непреодолимое препятствие для любого лезвия. Тут – только тяпкой махать. Господи спаси и сохрани! Есть способ лучше: органика и толстая мульча. Сам на такой почве живу – только этим и спасаюсь.

3. РАУНДАП

Почему именно «раундап», а не «умные гербициды»? Потому что умных гербицидов нет. Все они – я очень надеюсь – мера вынужденная и временная. Почвенные гербициды пока что очень токсичны для почвы, и рекомендовать их я не берусь. Умные агрономы вносят их ленточно, очень точно и умело. Оставляю их профессионалам. Наш единственный вариант пока – листовой гербицид широкого действия, раундап.
«Roundup» – значит «загон, облава». Лучшего брэнда не придумаешь! Весь мир использует его уже больше тридцати лет. Сейчас под него создаются устойчивые трансгенные сорта, и спрос на него повысился: можно обходиться без почвенных гербицидов.
Действующее вещество раундапа – глифосат. Коммерческих вариантов много: глифос, глисол, глитан, глицел, форсат, раундап, ураган, родео, аккорд. Впитывается в листья, проникает в корни, блокирует синтез аминокислот, фотосинтез прекращается – за неделю растение белеет, а ещё через неделю гибнет. Любое: двудольное и однодольное, или даже осока, юное или взрослое. Высыхает с корнями, а корневищное – вместе с изрядной частью корневищ.
Если не лить из шланга, в почву раундап поступает только по корням, то есть очень точечно. За три-четыре месяца там распадается, и чем больше органики, влаги и тепла, тем скорее. Культуру можно сеять через три-четыре недели – угнетения нет. Если применять вовремя, то есть по юным сорнякам, достаточно тонко распылить один-полтора килограмма на гектар. Учёные разных стран проверяли: при этой норме никакой заметной деградации почвенных микробов не наблюдается. В сравнении с почвенными гербицидами, особенно со старыми (симазин, 2,4-Д), оставляющими в почвенном ценозе «выжженную пустыню», раундап просто душка.
Килограмм – это 10 г на сотку. Если обрабатывать сплошь, в 10 г мы не уложимся: опрыскиватели далеко не те. Частникам рекомендуют  
50 г/ведро – примерно 25 г/сотку. Я этим ведром обслуживаю соток десять: брызгаю точечно, выборочно, по отдельным кустам многолетников. Если вы хотите убить и корневища, раундапить надо по началу цветения: как раз в это время начинается интенсивный отток питания из листвы в подземные органы.
Кстати, если «зрить в семя»: однолетники можно легко «кастрировать» раундапом. Если дать пятую часть дозы в момент бутонизации или начала цветения, растения полностью не гибнут, зато практически не образуют семян. Это выяснил в своих опытах В.Я. Каклюгин (ВНИИ БЗР). А если и образуют, то в основном невсхожие. Для злостных однолетников типа амброзии, мари, лебеды – то, что надо!
Вот поставлю, наконец, заборы, окультурю все свои обочины и лесополосы, положу дорожки – и буду обходиться одним триммером. Ну, двумя. А пока некоторую кубанскую растительность проще отравить. Не особо мучаясь совестью, избавляюсь от ежевики, хмеля, шиповника и поросли диких слив; от ненужной крапивы, борщевиков и многолетнего бурьяна там, где  триммером не влезть; а уж от вьюнка, пырея и вездесущей тладианты – само собой. Всего получается по 5 г/сотку, в виде отдельных кустов. Если почти сплошь увлажнять листья, доза выходит тройная – с гарантией. Это всё же лучше, чем раскапывать ямы, портить грядки и газон. Да и копать нашу «бетонную» землю – тут особый энтузиазм потребен. Живя на лёгкой почве, я бы, честное слово,  вряд ли думал о гербициде!

В интернете и прессе о раундапе – сплошные «исключительно эффективен», «совершенно безопасен» и «быстро разлагается на природные вещества». Похоже, мир превратил раундап в какое-то средство тотального уничтожения растительности. Многие фермеры применяют его дважды в год постоянно. Владельцы коттеджей, чуть что, убивают весь засорившийся газон и сеют новый. Обрабатываются лесные вырубки, берега, болота, парки и даже заросшие пруды.
Но мы знаем: не бывает палки об одном конце. В зонах сплошного раундапства обнаруживаются серьезные проблемы, о которых фирмы, естественно, не пишут. Но альтернативных исследований достаточно. Один из таких обзоров публикует «Лесной бюллетень» (www.forest.ru). Привожу главные факты – для полноты картины.
Аналоги раундапа содержат смачиватели – поверхностно-активные вещества (ПАВ). И сам глифосат, и ПАВ при контакте со слизистой могут вызывать жжение, покраснение, покалывание, у чувствительных людей даже экзему. Особенно опасно вдыхать гербицид: лёгкие и бронхи могут раздражаться вплоть до химической пневмонии. Например, пыль обработанного льна ухудшает работу легких, вызывает кашель и затрудняет дыхание. Посему, будьте добры: перчатки, костюм, а лучше и очки. И никогда не работайте при ветре!
Постоянное применение глифосата, по наблюдениям медиков, может вызывать токсикоз: рвоту, понос, боль в груди, головную боль. При этом втрое повышается риск онкологии, выкидышей и бесплодия. Не могу не заметить: табак и алкоголь повышают эти риски ещё сильнее; в целом столь же токсична и бытовая химия.
Продукт распада глифосата, органическая кислота, столь же токсична, и может жить в почве до двух лет. Оба вещества прочно связываются почвой и в подземные воды обычно не поступают. Однако при определённых условиях они могут стать подвижными и частично попасть в воду. Такие случаи фиксировались в местах частого применения глифосата.
В культурах, посеянных через 2-4 месяца после обработки глифосатом, могут обнаруживаться его следы. Значимые количества найдены в пшенице, обработанной глифосатом, «чтобы подсушить зерно перед жатвой». Если честно, до такого додуматься надо! Определённо, в США так «подсушивают» только экспортный хлеб. Они знают: глифосат не исчезает при выпечке.
Не дай бог при работе задеть культурные растения! Получив малую дозу яда, растения болеют, тормозятся в росте, а многие сеянцы погибают. Деревья и прочие многолетники замирают, выбрасывают мелкий, уродливый лист и теряют ветки. Выправляются несколько лет. Особо чувствительны дикие и редкие растения: некоторые из них страдают от 1/1000 обычной дозы.
Очень опасен ветровой снос глифосата. Пятьдесят метров с подветренной стороны – зона прямого риска для растений. Это небезынтересно узнать вашим подветренным соседям. А распылённый с самолёта, глифосат находили и в километре по ветру.
В южных районах глифосат разлагается почвой за два-три месяца; на севере может жить до года. В воде, как правило, больше месяца не живёт, хотя в иле может сохраняться дольше. Очень токсичен для дафний, циклопов и прочих мелких ракообразных. ПАВ раундапа, нарушающие работу жабр, в 50 раз токсичнее для рыб, чем сам глифосат. Особенно опасно травить прибрежные камыши: чем теплее вода, тем выше токсичность.
Весьма ядовит глифосат для хищных насекомых: в лабораторных условиях при контакте с ним гибнет до половины взрослых особей. Значит, в поле может погибнуть 10-20%. Но гораздо сильнее численность насекомых падает из-за исчезновения среды обитания – растений. А за насекомыми исчезают и пауки, и птицы, и мелкие животные. На обработанных вырубках даже через два года их обнаруживают вполовину меньше, чем до обработки.
Регулярные обработки глифосатом могут влиять и на почву. На обрабатываемых полях разных стран в разное время зафиксировано уменьшение клубеньков у бобовых на 60-70%, ослабление бактерий-азотофиксаторов на 20%, снижение активности грибов-антагонистов и микоризы. Кроме того, в разных странах уже есть устойчивые формы сорняков.
А теперь представьте ближайшую перспективу: везде – глифосатоустойчивые трансгены, и раундап, как дождь, падает на любое поле дважды и трижды за лето, и мы всё это едим... Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт. Да не себе – окружающим!
Итого: даже «безобидный» раундап надо применять осмысленно.
Постоянно и регулярно – ни в коем случае. Гербицид – временная мера, пока экониша не отрегулирована в нашу пользу. Раундап вполне безопасен, как вспомогательный инструмент – но не как элемент агротехники! И помните: почва, бедная растительной органикой, на порядок медленнее утилизирует любые пестициды.
Никогда не раундапьте при ветре, а тем паче с самолётов!
Лучше всего раундапить тихим сухим вечером. Листья должны быть сухими! Впитывается глифосат около шести часов. В это время нельзя поливать, притягивать тучи и вызывать дождь. Полностью смачивать листья нужно только у корневищных многолетников.
Работайте сразу: раствор хранится под пробкой не больше недели!
Братцы дачники! Ни в коем случае не раундапьте сплошь. Только по конкретным злостным сорнякам или куртинам, в основном на неудобьях. На грядках – как можно реже.
Не косите сорняк перед раундапкой! А если скосили, дайте отрастить новые листья. В будылки и торчки раундап не впитывается!
Делайте всё, чтобы использовать минимум препарата. 40 мл на ведро плюс ложка стирального порошка – вполне достаточно. Распыл старайтесь делать мельче, но не используйте пульверизатор: капельки не должны лететь по воздуху. Хороши опрыскиватели типа «Gardena» или   «Alko» - их нужно только почаще подкачивать.
После обработки сорняки дохнут неделю-две, а корневища ещё дней пять. Полоть, дёргать, копать или рыхлить обработанный участок в это время – занятие странное.
Можно работать в цветниках и на грядках, защитив культурные растения плёнкой или фанерным щитом. Убрал защиту – смотри, чтобы сорняк другие растения не заляпал. Если по неуклюжести брызнули не туда, скорее промойте эти ветки водой, а нет воды – отрежьте.
Отработав, полощите опрыскиватель до тех пор, пока совсем не исчезнет пена от порошка. Потом залейте чистой водой, накачайте и минуты две промывайте шланг и форсунку.
Никогда, никогда не оставляйте неизрасходованный гербицид в опрыскивателе! Мой друг так потерял две теплицы рассады: сын вдруг решил помочь… Рассчитывайте, сколько вам нужно раствора!

И напоследок – маленький справочник по родам войск сорняковой армии.

 

ЧУТЬ-ЧУТЬ БОТАНИКИ

Ей богу, смешно учить вас прополке. Но классификация сорняков из «Энциклопедии Русскаго Сельскаго Хозяйства» показалась мне весьма      практичной. Привожу её, в вольном выражении, для самых известных сорняков. Прояснить их названия, если они вам незнакомы, очень прошу самостоятельно: справочники есть в любой библиотеке, а уж в итернете и подавно.

ЛЕТНИКИ С НЕГЛУБОКИМИ КОРНЯМИ:  мокрица (звёздчатка), ярутка полевая, пастушья сумка, сурепка и дикая редька, аистник, ромашка, яснотка пурпурная, марь мелкосемянная, спорыш (горец птичий), портулак огородный, мак-самосейка. Злаки: щетинник (мышей), ежовник (петушье просо), мятлик.
Сурепка со товарищи, между прочим, дают до 2000 семян с куста.
Аистник – брат диких гераней, листья перистые, плодики – типичные гераниевые «клювы аиста», цветки мелкие, ярко-розовые. Ужасно нахальный, цепкий, кустик быстро распускает «щупальца», семена всходят в ту же осень.
Яснотка пурпурная – мелкая «глухая крапива», первоцвет. Образует коврики, цветущие розовыми «губастиками». На Кубани обсеменяется уже к середине мая.
Марь мелкосемянная – «лебеда» с небольшими овальными листиками, и под каждым листиком – клубок цветков. 100 000 семян для неё – плёвое дело.
Мак-самосейка сам сеет до 50 000 семян с куста.
Петушье просо даёт столько же. Это ж сколько раз петуху надо клюнуть!
Портулак, или «толстянка» - прекрасный витаминный овощ, и мы не едим его только ввиду общей ненависти. На юге появляется летом, во втором эшелоне. Как и мокрица, не вредит, пока не зацвёл, а даже наоборот, укрывает почву от засухи.
Перечисленные сорнячки давят массой, но в прополке наиболее безобидны: не особо мешают растениям, легко сбриваются полольниками и плоскорезами, довольно послушно выдёргиваются из влажной почвы, хорошо глушатся толстой мульчой. Самая эффективная борьба – не давать им обсеменяться. Летние и осенние прополки – самые важные. Выдернутые с цветками и брошенные целиком, успевают завязать часть семян даже в ясную погоду, а в дождь просто продолжают расти. Разрешил им зацвести – опоздал. Самое умное и удобное в прополке – брить их как можно раньше, пока не окрепли. Сплошные ковры и куртины  можно полоть и раундапом.
ЛЕТНИКИ С РАЗВИТЫМИ КОРНЯМИ: паслён чёрный, щирица запрокинутая, чертополох, лебеда садовая, марь белая, амброзия, осот огородный, вика (однолетние виды).
Пожалуй, в эту же команду можно записать и двулетний донник жёлтый.
Лебеда и марь белая очень похожи, и дают примерно одинаково семян: штук по 100 000.
Амброзия, если и отстаёт, но ненамного.
Щирица, если не косить и не ломать, даст и 200 000.
Осот однолетний отличается от своего многолетнего дядюшки в основном тем, что не даёт корневищ. Зато семян – до 20 000.
Из ягод чёрного паслёна пекутся вкуснейшие пироги и ватрушки.
Всё это – однолетняя часть «бурьянов». Кусты по пояс, шириной в метр. Растут очень быстро. Нижняя часть стебля мгновенно деревенеет. Взрослый куст выдернуть весьма трудно, а перерубить почти невозможно: 1000-ваттный триммер, срубающий сливовую поросль, на старых марях и щирицах уверенно дохнет.
До цветения корневая шейка ломкая, и при дёргании куст, пожертвовав вершком, остаётся в почве. Пень тут же отрастает снопом новых побегов. Выдерживают по три-четыре подкоса, при этом стелятся по земле нижними ветками, на которых и обсеменяются весьма успешно; основание куста при этом становится таким, что можно только спилить, срубить топором или выкопать целиком.

МНОГОЛЕТНИКИ С ВЕРТИКАЛЬНЫМ КОРНЕМ: клевер красный, одуванчик, щавель конский, борщевик. К ним же вполне уместно причислить двулетники: дикий пастернак, дикую морковь,  лопух, козлобородник.
Эти «стержневики» хороши тем, что под землёй не ветвятся. Главный их способ размножения – семена. Зато хватка – что надо. Ростки уже через две недели выдернуть трудно. Рубить кусты бесполезно: корень даёт до десятка новых побегов. Для них и придуманы упомянутые двузубые заступы. 
Если уж полоть, то сразу, как только вылупились. Месячные кустики ещё можно выковырять узкой копалкой. Но лучше всего тихо брызнуть молодёжь раундапом: дохнет и корень. Взрослый куст погибает только со второго раза.
ПОДЗЕМНЫЕ МНОГОЛЕТНИКИ: бодяк полевой (татарник, осот розовый), осот полевой, хвощ.
Бодяк и осот полевой – братаны-мафиози. У бодяка корзинки лиловые, у осота – жёлтые. На поверхности оба – нежные «салатики» до метра высотой, с млечным соком. Но это только причёска: вся жуть под землёй. Вертикальные корни на метровой глубине ветвятся на корневища, сплошь покрытые почками. Прямо оттуда побеги и прорастают – и мгновенно становятся цветущими кустами. Почками унизан вообще каждый корешок, и любой кусочек тут же прорастает, как семечко.
Хвощ – верный признак кислой почвы – так же обитает на метровой глубине в виде корневищ. Корешки не прорастают, зато есть клубеньки.
Механический метод истощения – постоянное срезание всех новых побегов – пожалуй, только для особо аккуратных. Или если сорняка не много.  А если много – раундап. После первой обработки прорастут корневища. Со второго раза умрут и они.


МНОГОЛЕТНИКИ КОРНЕВИЩНЫЕ И ПОЛЗУЧИЕ: полынь, пижма, тысячелистник, мята, яснотка белая (глухая крапива), сныть, мать-и-мачеха, крапива жгучая, топинамбур (земляная груша – подсолнечник клубненосный), папоротник орляк, вьюнок полевой (берёзка), лютик ползучий, клевер ползучий, будра. Злаки: гумай (сорго дикое), свинорой, костёр безостый. Кустарники и лианы: куманика, ожина и другие виды ежевики, бузина, хмель, ломонос (дикий клематис), тёрн, шиповник.
Полынь и пижма дают скорее поросль. В стороны не расползаются, но зато семян – до 100 000.
Тысячелистник, крапива, мята, яснотка, мать-и-мачеха и костёр дают многочисленные, но не очень длинные корневища, и за лето успевают оккупировать не больше квадратного метра, образуя густые куртины. Посему семян дают очень много. Топинамбур даёт ещё и массу клубеньков, самые мелкие из которых остаются в почве – выбрать их все почти невозможно.
Будра плющелистная, лютик ползучий, клевер ползучий, кислица вишнёвая (декоративнейшая травка с коричневыми листьями – жуткий сорняк альпийских горок!) и прочие «ползуны» неприятны тем, что просачиваются в любую щель и дырку, и укореняются на всём пути, разрастаясь быстро, как мыши.
Сныть, вьюнок, орляк, пырей ползучий, свинорой пальчатый, гумай – истинные агрессоры. Корневища нарастают до двух метров за лето, и суперкуст быстро захватывает территорию, образуя заросли. Семян дают не так много, зато в почве – полные хозяева!
Не могу не упомянуть о самом страшном суперсорняке – тладианте. Сначала многие фирмы ввели её в моду: «красный огурец»! А затем сделали ещё больше денег, продавая рецепты, как от неё избавиться. Ясное дело, я увлёкся одним из первых... Этой дальневосточной лианочке нипочём даже самая плотная почва. Начавшись с одного симпатичного клубенька, тладианта даёт за лето больше десятка тонких горизонтальных корневищ. Углубившись до 15 см, они тихо ползут по заданному курсу, не обращая внимания на дёрн и дорожки. К осени в двух-трёх метрах вокруг куста оказываются полтора десятка таких же клубеньков. Вы узнаете это только весной, с удивлением узрев новые побеги. Через год – полторы сотни клубеньков, ещё через год – две тысячи. Только три обработки раундапом могут остановить это чудо, но и после этого вы будете обнаруживать её то там, то тут. Настоящее биологическое оружие! Компетентно рекомендую от вредных соседей.
Лучшая помощь корневищным агрессорам – рыхлая вскопанная  почва. Хорошая приманка для них – мульча. Радостно распускают корневища под соломой, шелухой, рубероидом и картоном. Потянул – и вытащил целиком!
Полоть их есть смысл только в стадии сеянцев. Сбривание вершков взрослого куста только злит его. Выбирать все корневища могут позволить себе только счастливые обладатели рыхлых почв. На тяжёлых, суглинистых почвах это – обычное самоубийство. Да и семена при этом всё равно заделываются. Самое надёжное – опять раундап. Свежая молодёжь, в конце весны, дохнет вся. Старые кусты, потеряв обработанные побеги, замирают на месяц-полтора, но потом дают новую поросль. Дайте ей немного распушиться и повторите. Ежевика, хмель и кустарники могут возрождаться по два-три раза. К сведению: в конце лета отток из листвы в корневища максимален, и обработка наиболее убийственна.

Сорняков – тьма, но не стоит пугаться их разнообразия: из 30-40 видов, обитающих на вашем участке, всего 2-3 летника и столько же многолетников – сверхдоминанты, всерьёз покушающиеся на ваши грядки. У меня это пырей да вьюнок, ежовник и яснотка с мокрицей. Первых всё меньше, вторые элементарно плоскорезятся. Марь и щирица – только по собственному неряшеству, а ежевику, борщевики да щавель я уже тихой сапой вытравил. Но главное, я укрыл соломой весь огород – и грядки, и дорожки. Теперь сорняки будут только украшать мульчу, дополняя ландшафт одинокими зелеными кустиками.

О других «противостоящих расах» – насекомых и микробах – читайте в самой книге. Для сайта это слишком большой объём.

< Назад Далее >

Сказка о том, как появилась защита

Как мы защищаем

Разберёмся с хорошо известным!
Химия
К вопросу использования химии
Мы и наши противники
Сорняки
Сказки о хищниках и паразитах
Главное о прочих хищниках
Реальная защита растений
Реальная защита на деле
Rambler's Top100 Использование материалов сайта в любых целях без согласования с правообладателями запрещено и будет преследоваться по Закону!
Copyright © 2000-2017
Доставка цветов в Новосибирске